Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Пантеон Славы и Дворец труда: неосуществлённые проекты Москвы

Дворец труда и Большой кинотеатр — этих названий не найти на карте современной столицы, они сохранились лишь в архивах. Попробуем представить, как бы выглядел наш город, если всем планам суждено было бы сбыться.

Москва — город, который активно строился и перестраивался на протяжении всей своей истории. Каждая эпоха привносила в облик столицы что-то новое, иногда пытаясь полностью поменять её архитектурную концепцию. Особенно это касается советского периода, когда появились такие стили, как знаменитый сталинский ампир и конструктивизм.

Архитектурные проекты той поры поражают воображение. Некоторые из них были воплощены в жизнь, но многие так и остались в архивах. Впрочем, только на бумаге можно увидеть и некоторые чертежи дореволюционного периода. Попробуем же представить, как бы выглядел наш город, если всем планам суждено было бы сбыться.

Дореволюционная подземка

Первые предложения по созданию метро в Москве появились ещё в 1875 году. Тогда возникла идея проложить линию от Курского вокзала через Лубянскую и Пушкинскую площади до Марьиной Рощи. В 1902 году А.И. Антонович, Н.И. Голиневич и Н.П. Дмитриев составили доработанный проект, который предусматривал строительство Кольцевой линии, проходящей по Камер-Коллежскому валу, а также Центрального вокзала в Александровском саду и четырёх радиальных линий. Половину этих дореволюционных веток планировалось построить на эстакадах, а половину провести в тоннелях. Кольцевая по проекту должна была проходить по эстакадам и земляным насыпям.



План города Москвы с нанесением на него проектируемой Московской городской железной дороги, составленный А.И. Антоновичем, Н.И. Голиневичем и Н.П. Дмитриевым. 1902 год. Главархив


Храм Христа Спасителя на Воробьёвых горах

Храм этот собирались воздвигнуть в честь победы России в Отечественной войне 1812 года. Архитектор Александр Витберг предложил построить его между Смоленской и Калужской дорогами, на Воробьёвых горах, которые Александр I поэтично назвал «короною Москвы». Вот несколько доводов, придавших вес предложению: это и желание императора соорудить храм за городом, поскольку в Москве «нет достаточно места, потребного для изящного здания»; это и ссылки на расположенный за городом собор Святого Петра в Риме; это и удачное географическое расположение — ведь расстилающееся у подножия Воробьёвых гор Девичье поле позволило бы видеть храм издалека. И последний довод: Воробьёвы горы расположены между путями неприятеля, вошедшего в Москву по Смоленской дороге и отступившего по Калужской.

Храм должен был стать самым высоким в мире: высота его наземной части должна была быть 170 метров (для сравнения: высота собора Святого Петра в Риме — 141,5 метра). В 1823 году начались заготовка камня и работы по соединению верховьев Волги и Москвы-реки для доставки камня к храму. Первый опыт оказался удачным, но вывезти большие партии так и не удалось, потому что воду в Москве-реке не смогли поднять до нужного уровня.

Строительство храма так и не продолжилось. Многочисленные ключи на склоне гор, свидетельствующие о песчаных грунтах, исключают возможность строительства большого сооружения не только на склонах, но и на вершине из-за опасности неравномерной осадки.

Советский период

Дворец труда

Дворец труда в Москве — неосуществлённый проект 1922–1923 годов. В центре столицы, на участке между Тверской улицей и площадями: Свердловской, Революции и Охотнорядской (на месте нынешней гостиницы «Москва») планировалось возвести грандиозный комплекс.

Дворец труда должен был вместить все рабочие организации Москвы, большие пролетарские библиотеки, зал заседаний на несколько тысяч человек, аудиторию на восемь тысяч слушателей, музей социальных знаний, столовую с пропускной способностью шесть тысяч человек, спортивные организации и многое другое.

Выставка проектов «Дворец труда» открылась в марте 1923 года. Этот крупнейший конкурс должен был во многом определить, по какому пути пойдёт советская архитектура. Представленный на нем проект братьев Весниных стал первым зданием в стиле конструктивизм. Однако его строительство так и не началось, а в 1935 году здесь появилась гостиница «Москва».



Проект Дворца труда архитектора Н.А. Троцкого. 1-я премия. 1923 год. Главархив


Сухаревская площадь

В 1931 году был разработан план генеральной реконструкции Москвы. Он предполагал полное изменение градостроительной концепции города. В центре должны были появиться широкие транспортные магистрали и высотные здания. Чтобы сделать это, начали сносить историческую застройку. В 1933 году дело дошло и до Сухаревой башни. Известные архитекторы пытались защитить башню. Живописец и реставратор Игорь Грабарь, академики архитектуры Иван Фомин и Иван Жолтовский написали Сталину письмо, в котором указывали, что решение ошибочно: «Сухарева башня, — писали они, — есть неувядаемый образец великого строительного искусства, известный всему миру и всюду одинаково высоко ценимый… Мы… решительно возражаем против уничтожения высокоталантливого произведения искусства, равносильного уничтожению картины Рафаэля».

Авторы письма предлагали в течение месяца разработать проект реконструкции Сретенской площади, который позволил бы разрешить транспортную проблему, при этом сохранив Сухареву башню. Архитектор Фомин вскоре представил этот проект — с круговым движением по площади. Были и другие варианты — пропустить транспорт западнее башни, передвинуть её на другое место, устроить тоннель для транспорта. Всему этому, увы, не суждено было сбыться.

При разборке Сухаревой башни один из наличников окон третьего этажа сохранили и перенесли в Донской монастырь, где его вмуровали в монастырскую стену. Часы с Сухаревой башни сейчас установлены на башне Передних ворот усадьбы Коломенское. Фундаменты башни также сохранились, но скрыты под современной площадью.

В 1980-е годы исполком Москвы принял решение о восстановлении башни. Был объявлен конкурс проектов, но ни один из них не был принят. Сейчас о существовании Сухаревой башни напоминает лишь памятный знак в сквере на Садовом кольце.



План реконструкции Сухаревской площади. Архитектурная мастерская академика архитектуры И.А. Фомина. 1930-е годы. Главархив


Дворец Советов

Дворец Советов в Москве проектировался как гигантское здание высотой 420 метров, венчать которое должна была статуя Ленина высотой 70 метров. Таким образом, здание должно было стать самым высоким в мире. Под строительство было отведено место, на котором ранее стоял храм Христа Спасителя. Проект предложил Борис Иофан, а работу над памятником Ленину поручили Сергею Меркурову. Строительство было прервано с началом Великой Отечественной войны и больше не возобновлялось.



Проект Дворца Советов. Перспектива. Западный и восточный лучи связывают юго-западный район с центром Москвы. 1940–1950-е годы. Главархив


Зарядье

В соответствии с новой эстетикой советское правительство планировало расширить Красную площадь вдвое, а центральные площади — имени Ногина, Дзержинского, Свердлова и Революции в трёхлетний срок реконструировать. Территорию Китай-города хотели освободить от существующей мелкой застройки, за исключением отдельных крупных сооружений, и вместо них построить несколько монументальных зданий государственного значения.

Восьмой сталинской высоткой должно было стать административное здание в Зарядье. 32-этажный небоскрёб, заложенный в день восьмисотлетия Москвы, так и не был завершён. Все возведённые конструкции демонтировали, и в 1964–1967 годах на оставшемся фундаменте построили гостиницу «Россия».



Эскиз проекта здания Наркоматов СССР. 1930-е годы. Главархив


Закрестовский путепровод

Решение об открытии ВСХВ (ВДНХ) повлияло на реконструкцию 1-й Мещанской улицы и Ярославского шоссе. От 1-й Мещанской Ярославка отделялась путями Октябрьской железной дороги, через которые был переброшен старый путепровод. Ширина его была настолько мала, что даже трамвайные пути можно было проложить только в одну нитку.

Первый проект архитектурного решения выполнил в 1935 году архитектор Михаил Жиров. Сооружение должно было иметь невиданные для Москвы размеры: его ширина составляла 40 метров. Проект Жирова не был утверждён, и дальнейшую работу над путепроводами поручили коллективу в составе инженера Юрия Вернера и братьев-архитекторов Константина и Юрия Яковлевых. Начатое в 1936 году строительство было завершено через два года.





Проект Закрестовского путепровода. Архитектор Жиров. 1930-е годы. Главархив


Дом ТАСС

В 1934–1935 годах был объявлен конкурс на строительство здания ТАСС. Он проходил в три тура, а для здания выбрали новое место — Пушкинскую площадь. Автором одного из проектов был Леонид Гриншпан — известный архитектор эпохи постконструктивизма. Впрочем, его планы в жизнь так и не претворили. Существующее здание Информационного телеграфного агентства России было построено в 1976 году на Тверском бульваре по проекту архитекторов Виктора Егерева, Анатолия Шайхета, Зои Абрамовой и Геннадия Сироты.

Большой академический кинотеатр на Театральной площади

Большой академический кинотеатр — крупное общественное сооружение, которое по плану реконструкции Москвы должны были построить на площади Свердлова (нынешней Театральной площади), напротив здания Большого театра. Поскольку кино было признано «важнейшим из искусств», новый кинотеатр должен был архитектурно подчинить себе здание Большого театра. Кинотеатр должен превзойти Большой и размерами: в театре — две тысячи мест, а в Большом кинотеатре должно было быть четыре тысячи (потом, правда, эта цифра снизилась до трёх тысяч мест).

Конкурс на проект Большого академического кинотеатра был объявлен осенью 1936 года, но все проекты в итоге были признаны неудачными, все предложенные здания страдали гигантоманией, с которой как раз начинали усиленно бороться. Несмотря на то что кинотеатр на площади так и не появился, именно его проекту мы обязаны созданию совмещённого вестибюля станций «Площадь Революции» и «Площадь Свердлова».



Проект Государственного Большого академического кинотеатра. Ансамбль площади Свердлова. Архитекторы Д.Н. Чечулин и К.К. Орлова. 1936 год. Главархив


Пантеон Славы

Пантеон в Москве — неосуществлённый проект мемориальной усыпальницы, «памятника вечной славы великих людей Советской страны», куда должны были перенести саркофаги Ленина и Сталина, а также «останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлёвской стены».

В 1953 году, сразу после смерти Сталина, был объявлен конкурс проектов пантеона, но его конкретное месторасположение не уточнялось. В центральные органы власти стали поступать многочисленные проекты, многие из которых перекликались с теми, что появились во время конкурса на сооружение Дворца Советов.



Макет пантеона Славы. Фотография. 1953 год. Главархив


Памятник челюскинцам

Возвращение с полюса челюскинцев, снятых со льдины советскими летчиками (они, кстати, стали первыми Героями Советского Союза), стало народным праздником. Поэтому Моссовет объявил конкурс на проект памятника. Монумент планировалось разместить на стрелке Обводного канала (сейчас на этом месте находится монумент в честь Петра I Зураба Церетели).



Проект памятника челюскинцам. Архитектор А.В. Власов, скульптор В.И. Мухина. 1937 год. Главархив


Детская железная дорога в Парке культуры и отдыха имени И.В. Сталина (Измайловском парке)

В 1932–1933 годах в Москве уже существовала детская железная дорога — в детгородке Центрального парка культуры и отдыха имени Горького. К концу 1930-х годов её закрыли.

Местом строительства Московской ДЖД затем избрали Общегородской парк культуры и отдыха имени Сталина в Измайлове (ныне Измайловском парке). Генеральным планом развития Москвы предусматривалось превратить этот парк в главную зону отдыха москвичей. Возле северо-западного входа должен был расположиться Центральный стадион СССР имени Сталина на 100 тысяч зрителей. В восточной части парка планировалось открыть крупнейший в мире зоопарк, а в центре парка, в пойме реки Серебрянки, обустроить огромный пруд площадью более 110 гектаров с ухоженными пляжами на 10 тысяч человек, яхт-клубом и станцией гоночных катеров.

Детская железная дорога должна была связать все культурно-развлекательные объекты парка и стать основным видом транспорта. При её создании было решено отказаться от сложившейся в те годы практики проектирования детских дорог детьми или молодыми специалистами в свободное от работы время. Был объявлен конкурс на лучший проект детской дороги и всех её сооружений. По его условиям архитектура вокзальных зданий должна была стоять на качественном уровне московского метро, сооружений канала Москва — Волга, Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и быть ярким образцом «радостной советской архитектуры». Особое внимание уделялось разнообразию стилей, а потому каждый из участников готовил проект не всей дороги, а только одного из вокзалов. Итоги архитектурного конкурса подвели весной 1940 года.

В 1940–1941 годах московские детские технические станции и дворцы пионеров провели набор в кружки юных железнодорожников. С первого же дня они были распределены по службам (движения, тяги, вагонной и так далее). Весной 1941 года, пройдя начальный теоретический курс, ребята приступили к практическим занятиям. Но поскольку дорога к тому моменту ещё не была построена, занятия проходили на предприятиях Московского железнодорожного узла. Например, юные паровозники под руководством опытных машинистов водили пассажирские поезда с Савёловского вокзала.

20 июня 1941 года окончательный вариант проекта детской железной дороги был сдан на утверждение. А через два дня началась Великая Отечественная война. После войны неоднократно предпринимались попытки вернуться к вопросу о строительстве детской железной дороги, но все они так и не увенчались успехом.



Проект вокзала детской железной дороги. Архитектор М. Смуров. 1940 год. Главархив


Как могли бы выглядеть привычные нам улицы

Амбициозные проекты реконструкции города коснулись почти всех центральных улиц и площадей нашего города. Выглядеть совсем не так, как мы привыкли, могли бы и Манежная площадь, и Тверская, и Курский вокзал.



Проект реконструкции Манежной площади. Перспектива. 1930-е годы. Главархив




Перспектива площади Курского вокзала. 1953 год. Главархив


Всадник-драконоборец и герб Москвы: как у горожан появился новый праздник

День герба и флага Москвы в этом году отмечали в 12-й раз. Официально они были утверждены ещё раньше — 21 год назад. История же герба как символа Московского княжества начинается в далёком XVI веке.



Сейчас в Москве четыре городских праздника: День города Москвы — первая суббота сентября, День Московского университета (Татьянин день) — 25 января, День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой (1941 год) — 5 декабря и День герба и флага города Москвы — 6 мая.

Действующие герб и флаг города были утверждены 1 февраля 1995 года, после чего в их описание вносились незначительные поправки. Но если флаг Москвы — символ новый и впервые он был законодательно принят лишь в сентябре 1994 года, то история герба имеет долгую и богатую историю.

В распоряжении Мэра Москвы № 674-РМ от 23 ноября 1993 года «О восстановлении исторического герба города Москвы» говорится: «Настоящий герб воссоздан на основе иконографического сюжета “Чуда Георгия о змие” и изображения его на печатях, монетах, княжеских и царских гербах Древней Руси, а также по образцу первого официально утверждённого герба Москвы 1781 года».

Неофициально этот образ был возвращён ещё в 1991 году, когда художник Константин Иванов, бывший тогда депутатом Моссовета, опубликовал на страницах «Вечерней Москвы» свой вариант нового герба города. По сути, этот проект стал очередным этапом полемики, длившейся уже более пяти лет, о том, стоит ли возвращать старинный герб или нет.



Презентация герба Москвы в Мэрии города (здание бывшего Совета экономической взаимопомощи). Художник герба Иванов Константин Константинович. Автор — С.Н. Поминов. 29.08.1994. Архивный фонд города Москвы


Поиск нового

Утверждённый в 1925 году социалистический символ изжил себя спустя какие-то лет десять даже на официальном уровне. «Герб некоторое время применялся “при необходимости обозначать принадлежность имущества Московскому совету, Губернскому исполнительному комитету, его отделам и предприятиям”»[1].

Злую шутку с новым гербом сыграли переизбыток производственных эмблем и сложная композиция: место в нём нашлось и для пятиконечной звезды, и обелиска, и серпа с молотом, и для зубчатого колеса и связанных с ним ржаных колосьев, и для наковальни с челноком и даже динамо-машины.

Этот герб, кстати, сохранился в узоре ограды Каменного моста через Москву-реку.

В середине прошлого века делались-таки попытки придумать новый герб, но ничего не выходило. В 1964 году Главное архитектурно-планировочное управление Мосгорисполкома объявило открытый конкурс на создание герба, предложив совместить национальные традиции древней столицы и достижения столицы социалистического государства. Получили 177 проектов, но выбрать победителя так и не смогли. Многие художники, к слову сказать, в своих работах возвращались к образу всадника, побеждающего змея.



Показ конкурсных проектов герба Москвы в выставочном зале Главного архитектурно-планировочного управления Мосгорисполкома. Автор фото — Н. Грановский. 26.11.1966. Архивный фонд города Москвы


Старый герб

Именно он, всадник-змееборец в его каноническом понимании, и был утверждён императрицей Екатериной II в качестве центрального элемента первого герба Москвы 20 декабря (31 декабря по новому стилю) 1781 года. «Город Москва, имеет старый герб. Святый Георгий на коне, против того ж, как в средине Государственного герба, в красном поле, поражающий копиемъ чернаго змия»[2].

Чиновники герольдмейстерской конторы во главе с Иоганном фон Энденом были профессионально точны и, готовя законодательные акты, тщательно проверяли наличие у города какой-либо существовавшей ранее символики. Если подобные факты были обнаружены, город получал старый герб.

Именно это и произошло с Москвой, эмблема которой стала частью государственного герба ещё в XVI веке. На больших государственных печатях царей Иоанна Васильевича Грозного и Фёдора Иоанновича московский герб — всадник на коне — изображён на особом щите посередине. «Неразделён с Всероссийским гербом был герб Москвы. Настоящее его место есть в сердце Русскаго орла, как средоточие, из котораго выросло Государство»[3].

Впервые же образ святого Георгия, или «человека на коне», «ездеца», «великого государя на аргамаке», стал использоваться великим князем Московским Иваном III Васильевичем в XV веке. Он появляется на его монетах, наградных деньгах, а с 1497 года его изображение становится обязательным для всех печатей русских государей.

Детали

В 1720-х годах произошло знаменательное событие. По приглашению Петра I работой над составлением гербов царств, провинций и городов занялся пьемонтский дворянин Франциск (Франц Матвеевич) Санти. Именно ему принадлежит первое в истории колористическое решение московского герба. «Поле красное, на котором изображён святой Георгий с золотою короною, обращён он налево, он же одет, вооружён и сидит на коне, который убран своею збруею с седловою приправою с покрышкою и подтянут подпругами, а всё то колера серебряного или белого; оной святой Георгий держит своё копье в пасти, или во рту, змия чёрного»[4].



Одежда всадника на московском гербе изменялась постоянно в зависимости от того, кем его подразумевал художник.

«Он был или в шишаке, если в нёмъ видели воина, который колол копьем змия, или в Мономаховой короне, каким он изображен на печатях Царя Михаила Феодоровича, ибо представлял самого Великаго Князя, или же в короне княжеской на печатях Царя Алексея Михайловича… Иногда, хотя и реже, всадник в Государственном гербе представлялся с обнаженною головою»[5].

Допускались вольности и в степени поражения змея: «То копье только вонзилось в животное, то оно пронзило его, то змей как бы жалитъ коня в ногу, то конь давит дракона в самую грудь»[6].

Геральдический канон

В 1857 году управляющий гербового отделения департамента герольдии Сената Бернгард Карл (Борис Васильевич) Кёне совершил небольшую революцию, повернув всадника влево от зрителя согласно западноевропейским правилам. Именно этому обороту святой Георгий обязан столь неестественной позе, в которой он изображался вплоть до 1918 года, когда новая власть приняла декрет «О памятниках Республики»: бросив узду, он колет змея двуручным хватом.

Любопытно, кстати, что в XVII веке подобное изображение уже использовалось. На малой печати Лжедмитрия I всадник тоже едет влево. И всё от того, что делал её западный мастер, хорошо знавший геральдику, по правилам которой все живые фигуры должны быть обращены вправо, то есть влево от зрителя.

Изменил Кёне цветовое решение герба, а также внёс очень важный элемент — крест на копье, что должно было подчеркнуть, что изображён на нём не простой воин, а святой Георгий.

Описание утверждённого 16 марта 1883 года герба звучало так: «В червлёном щите Святой Великомученник и Победоносец Георгий, в серебряном вооружении и лазуревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытом багряною тканью с золотою бахромою коне, поражающий золотого с зелёными крыльями дракона золотым с осьмиконечным крестом наверху копьём. Щит увенчан Императорскою короною. За щитом два накрест положенные золотые скипетра, соединённые Андреевскою лентою»[7].

От всех этих нововведений в 1993 году было решено отказаться. Новый герб Москвы вернул традиционный для исконно русского образа всадника-драконоборца оборот вправо от зрителя и избавил от новых элементов, внесённых Борисом Кёне.

Два года спустя Константин Иванов получил за свой герб премию Москвы, а горожане в 2004-м — новый праздник «День герба и флага города Москвы».



Герб Москвы, ставший официальным символом города, смонтирован на фронтоне здания Правительства Москвы (материалы — сплав металлов, чеканка с позолотой). Автор фото — В.Х. Мариньо. 06.09.1994. Архивный фонд города Москвы




[1] Наука и жизнь. 1966. № 8. С. 108.

[2] Полное собрание законов Российской Империи. Том XXI. СПб., 1830. С. 361.

[3] Лакиер А.Б. Русская геральдика. Кн. 1. СПб., 1855. С. 227.

[4] Символика Москвы. М., 2003. С. 222.

[5] Лакиер А.Б. Русская геральдика. Кн. 1. СПб., 1855. С. 231.

[6] Там же. С. 231.

[7] Медведев М.Ю. Проблемы реабилитации и реконструкции исторических гербов (на примере герба столицы России // Вторая Всероссийская научно-практическая конференция «Символы России: история и современность». Рязань, 2009. С. 46.


Магистрали, пути и дворы: первая послевоенная пятилетка дорожного строительства

Великая Отечественная война ещё не закончилась, а Москва занялась восстановлением пришедших в негодность дорог и дворов. И уже в 1948 году объём работ достиг довоенного уровня. В предстоящую пятилетку он должен был вырасти многократно. Mos.ru совместно с Главным архивным управлением города подготовил материал о том, как благоустраивали столицу в конце 1940-х.



К середине июля 1945 года организационно-инструкторский отдел Московского городского комитета ВКП(б) доложил председателю исполкома Моссовета Георгию Попову, что с начала года в столице было установлено 176 696 метров металлических и деревянных ограждений, а также отремонтировано и окрашено фасадов общей площадью 461 808 квадратных метров. Кроме этого, привели в порядок 299 328 квадратных метров дорог и тротуаров. В дальнейшем объёмы дорожных работ лишь росли, пока не достигли довоенного уровня.

В середине 1948 года на свет появляются два судьбоносных для развития города документа: постановление Совета Министров СССР «Вопросы столицы СССР — Москвы» от 27 июля и решение исполкома Моссовета «О мероприятиях по обеспечению выполнения работ, предусмотренных постановлением Совета Министров СССР от 27 июля 1948 года № 2787 “Вопросы столицы СССР — Москвы”».

Ударная пятилетка

Все дорожные работы, которые предстояло выполнить в предстоящие пять лет, были разделены на группы: реконструкция дорог и мостов на выездах из Москвы на загородные магистрали, капитальное переустройство трамвайных путей, а также асфальтирование дворов.



Исполком Моссовета. Основные задания по реконструкции выездов из Москвы на загородные магистрали. Главархив Москвы




Первым пунктом программы шла реконструкция Рязанского (1948), Хорошёвского и Варшавского (1949) шоссе, шоссе Энтузиастов, Ярославского, Ленинградского, Калужского, Дмитровского и Рублёвского (1950), Можайского, Щёлковского и Остаповского (1951) шоссе. Кроме этого, предстояло построить Новоарбатский мост, отремонтировать все путепроводы, реконструировать Яузу.

«Этим постановлением предусмотрено в течение 1948–1951 годов провести реконструкцию 65 километров дорог и 27 мостов на всех выездах из Москвы на загородные магистрали» [1].

В рамках второй группы предполагалось провести коренное переустройство трамвайных путей. Все старые рельсы (всего около 360 километров одиночного пути) нужно было заменить на новые — тяжёлого типа. В связи с этой реконструкцией необходимо было выполнить работы по «строительству асфальтированных проездов и тротуаров в количестве 1800 тысяч квадратных метров»[2].

Не менее объёмной была задача по асфальтированию дворов: «Произвести в 1949–1953 годах на 60 улицах главных направлений города благоустройство дворов домовладений, заасфальтировав проезды и тротуары на площади 1700 тысяч квадратных метров, и построить 120 километров водосточной сети»[3].

Впрочем, планы планами, а в реальности всё шло не так, как хотелось. В сентябре 1949 года работы по асфальтированию и благоустройству дворов были оценены как неудовлетворительные. «Из подлежащих асфальтированию 200 тысяч квадратных метров по состоянию на 5.IX с.г. выполнено <лишь> 41,9 тысячи квадратных метров, или 21 процент годового плана»[4]. Впрочем, уже 30 ноября начальник контрольно-инспекторской группы исполкома Моссовета рапортовал о том, что план перевыполнен: вместо 200 тысяч квадратных метров асфальтировано 216,6 тысячи.







Исполком Моссовета. Титульный список по асфальтированию и благоустройству дворов на 1949 год. Главархив Москвы


Благоустройство дворов



Колоссальные работы в эти годы велись в московских центральных дворах. В список первой ударной пятилетки попали 60 улиц, разделённые по направлениям:

— Охотный Ряд — площадь Развилки (место пересечения Ленинградского и Волоколамского шоссе);

— Манежная площадь — площадь Красные Ворота;

— Красная площадь — площадь Рижского Вокзала;

— Красная площадь — улица Земляной Вал;

— Красная площадь — площадь Рогожская Застава;

— Красная площадь — Добрынинская площадь;

— Манежная площадь — площадь Победы;

— площадь Революции — площадь Гагарина;

— Театральная площадь — площадь Савёловского Вокзала;

— Самотёчная площадь;

— площадь Петровские Ворота — площадь Новодевичьего Монастыря;

— Садовое кольцо.

И если в 1949 году асфальтовое покрытие должно было появиться на 200 тысячах квадратных метров (причем почти четверть из них — на Тверской улице), то уже в следующем план вырос до 233 тысяч. Самые серьёзные работы шли на Покровке (28,86 тысячи квадратных метров), Арбате (23,94), Мясницкой (22,95) и Большой Дмитровке (20,36).


Впрочем, достичь плановых показателей так и не удалось. С 1949 по 1952 год было заасфальтировано «только» около одного миллиона квадратных метров дворов.

Переустройство улиц

Параллельно с этим велась работа на самих улицах. В 1947 году благоустраивали улицу Горького (ныне Тверскую). Были высажены деревья, отремонтированы фасады домов и принято решение об освещении витрин торговых и служебных помещений, которые должны были зажигаться с наступлением темноты и гореть до самой ночи. Был благоустроен вход на Тверской бульвар с улицы Горького с установкой колонн и ваз на постаментах. Улице Горького предстояло стать лицом обновлённой Москвы. Это относилось и к дворникам — им должны были выдать новые фартуки, телогрейки и валенки.



Заключение технического отдела исполкома Моссовета на технический проект входа на Тверской бульвар с улицы Горького. Главархив Москвы


В 1949 году город приступил к переустройству Манежной площади, которая «имела асфальтовое покрытие и асфальтовые тротуары с большим количеством трещин и просадок»[5]. По проекту должны были заменить асфальт на проезжей части (54 359 квадратных метров), частично расширить мостовую у Александровского сада, установить гранитный борт (412,5 метра) и переустроить тротуары (1497 квадратных метров).

В следующем году наступил черед Рождественки. Часть дороги покрыли асфальтобетоном по булыжной мостовой, а часть — брусчаткой, на асфальтовых тротуарах шириной от 2,4 до 5,8 метра установили гранитные борта. То же самое делали на Беговой, Каланчёвской и Октябрьской улицах.

Отдельным пунктом программы шло снятие трамвайных путей и переустройство в связи с этим улиц. Так, в 1950 году трамваи исчезли на участке от Лубянской площади до площади Ильинские Ворота, на Маросейке, улицах Чернышевского, Новая и Старая Басманные. Пришлось асфальтировать участки, где лежали рельсы, расширять тротуары и ставить новые бордюры.

Всего же за эти пять лет было построено и реконструировано около трёх миллионов квадратных метров мостовых, заасфальтировано около миллиона квадратных метров дворовых территорий, построено 112 километров водопроводных и 87 километров канализационных магистралей и сетей.



Театральный проезд. Автор — Н. Грановский. Главархив Москвы


[1] Попов Г. Отчётный доклад на Московской IX областной и VIII городской объединённой партийной конференции о работе МК и МГК ВКП(б). М.: Московский рабочий, 1949. С. 44.

[2] ЦГА Москвы. Ф. Р-150. О. 1. Д. 1156. Т. 1. Л. 79.

[3] Там же.

[4] ЦГА Москвы. Ф. Р-150. О. 1. Д. 1243. Т. 1. Л. 216.

[5] ЦГА Москвы. Ф. Р-150. О. 1. Д. 1246. Т. 1. Л. 82


Станет улица зелёной: 70 лет назад липы украсили центр Москвы


После окончания Великой Отечественной войны руководство страны и столицы активно занялось восстановлением города и его дальнейшим развитием, и одно из центральных мест в этом процессе отводилось озеленению столицы.






С 1944 по 1947 год при активном участии жителей в Москве было устроено 143 новых сквера, по всему городу высажено 579 тысяч деревьев и 2720 тысяч кустарников. Один из скверов был разбит на Кузнецком Мосту, на месте бывшего Солодовниковского пассажа, который находился в ветхом состояние. Болотная площадь превратилась в парк с двумя тысячами деревьев, аллеями и большим цветником. Красный гранит, кстати, которым облицевали сквер, был привезён в своё время немцами для возведения монумента, которое планировалось установить как символ празднования победы над СССР. Активная работа по реконструкции бульваров и парков началась с середины 1940-х годов.

План озеленения Москвы

Осенью 1947 года Московский городской Совета депутатов трудящихся утвердил план озеленения Москвы на 1948–1950 годы. Тогда же деревья появились в центре города. Пока это были лишь опытные посадки: в Театральном проезде (18 лип), на Охотном Ряду (35 лип), Советской площади (21 липа) и Неглинной улице (200 лип). План на этот год по Москве составил 51 881 дерево.



Театральный проезд после озеленения. Автор съёмки — Н. Грановский. 28 мая, 1948 год. Главархив


Впрочем, не обходилось без проблем. В конце октября исполком Моссовета забил тревогу: мол, план-то не выполнен даже по озеленению центральных магистралей и площадей. Управлению зелёного строительства была дана неделя, чтобы работы завершить, однако это было не так просто.

«При выявлении мест посадки не выявлена полная картина подземного хозяйства, в результате чего трасса посадок совпадает с залеганием: по Неглинной улице — кабеля Мосгорсовета, по Охотному Ряду — кабеля Мосэлектротранса и Мосгорсвета, что осложняет работы по посадке деревьев и удлиняет сроки выполнения их… Посадки деревьев на Советской площади, площади Революции, в Театральном проезде осложняются увеличившимся объемом работ по переустройству выявившихся надземных сооружений и тротуаров» [1].



Театральный проезд после озеленения. Автор съёмки — Н. Грановский. 28 мая, 1948 год. Главархив


Однако это было лишь начало. Программа озеленения 1948 года была куда более масштабной. Общий объём посадок составил 183 032 дерева и 1 030 683 кустарников. Помимо парков — Петровского, Кусковского, Кузьминского и других — и бульваров большие работы были запланированы и на центральных площадях и улицах. На этот раз, правда, подготовка к ним была более продуманной. Всем ответственным организациям отдали распоряжения по переносу коммуникаций и переустройству тротуаров. На площадях — Дзержинского, Свердлова, Революции, Манежной, Советской, — в Театральном проезде и на улице Горького при этом был установлен новый гранитный бордюр шириной 30 сантиметров.



Театральный проезд. Автор съёмки — Н. Грановский. Август, 1948 год. Главархив




Весной 1948 года посадка лип была запланирована на следующих улицах и площадях:


Лубянская площадь — 40 деревьев;
Театральный проезд — 57;
Театральная площадь — 86;
площадь Революции — 26;
Охотный Ряд — 4;
Тверская улица — 103;
Тверская площадь — 15;
Манежная площадь — 39;
Кремлёвский проезд — 19;
Моховая улица — 10;
Неглинная улица — 64.


Осенью 1948 года:

Лубянская площадь — 40;
Манежная площадь — 30;
Театральная площадь — 12;
Кремлёвский проезд — 19;
вдоль Кремлёвской стены — 48;
Тверская улица — 91;
Пушкинская площадь — 75.


Деревья разрешалось брать в следующих местах: в лесном массиве в районе Рублёвской водопроводной станции, из посадки у Акуловской плотины и вдоль водопроводного канала на участке между Ярославским и Щелковским шоссе, в посёлке Сокол, в Покровском-Стрешневе, на Черкизовском бульваре, в 1-м и 4-м Коровьих переулках.

В 1949 году работы по озеленению Тверской улицы продолжились (от Газетного переулка до площади Белорусского вокзала планировали высадить 415 лип), кроме этого деревья должны были появиться на 1-й Мещанской улице, на Старой площади, Ярославском шоссе и на Садовом кольце (от Триумфальной площади до Кудринской).

С каждым годом управление озеленения Москвы уходило всё дальше от центра. Вот уже 45 лип высаживают на Можайском шоссе, еще 150 — на Большой Дорогомиловской, 580 — на Ленинградском шоссе. Дальше — больше: Русаковская улица, Люсиновская, Земляная, Большая Калужская, Коровий и Сущевский Валы, Варшавское шоссе.

Стандарты и советы



Параллельно с этим шла работа по созданию стандарта на посадочный материал деревьев и кустарников для озеленения города, и во второй половине 1950 года он был готов. Деревья для посадок на магистралях были разделены на три группы. Высота тех, которые входили в первую группу, — 4–4,5 метра, во вторую — 3,5–4 метра, в третью — 3–3,5 метра. Возраст — 18–20, 14–16 и 10–12 лет соответственно. Регламентировалась также высота до начала кроны, диаметр ствола на высоте 1,3–1,5 метра, диаметр кроны, количество основных ветвей в кроне, а также диаметр и глубина залегания корней. Были требования и эстетического характера: «Штамб — прямой, без искривлений и механических повреждений. Крона — равномерно развитая, густая» [2].

Тогда же были окончательно утверждены требования к посадкам на улицах: от края проезжей части до ствола — 1,2 метра, от ствола до края тротуара — 0,8, от края лунки до красной линии застройки или ограды — не менее трёх метров. Расстояние между деревьями должно составлять пять — восемь метров. Появились и требования по уходу за ними. К примеру, высаженные на тротуаре вне газонной полосы деревья следовало окружать лунками с растительной землёй, которые в свою очередь рекомендовалось прикрывать чугунными или деревянными решётками. Это предотвращало уплотнение поверхности земли и занесение её на тротуары, при этом для пешеходов оставалось достаточно места.

Высаживали растения весной и осенью. «Посадка отдельных деревьев и кустарников может производиться также зимой или летом. Но внесезонная пересадка деревьев и кустарников, осуществляемая обязательно с прикорневым комом земли, обходится в несколько раз дороже, чем обычная, а для обеспечения удовлетворительной приживаемости пересаженных растений за ними необходим специальный, более тщательный уход» [3].

Активную позицию в деле озеленения занимали сами горожане. «Добровольное общество содействия озеленению Москвы», насчитывавшее более 150 тысяч членов, и другие организации регулярно проводили общественные просмотры и обсуждения проектов цветочного оформления города, а также осуществленных цветочных композиций.

Обсуждался этот вопрос и в СМИ. Министр лесного хозяйства СССР Александр Бовин в своей колонке в «Огоньке» в августе 1950 года задавался вопросом, «нельзя ли разнообразить, обогатить подбор деревьев?» И предлагал в качестве альтернативы липе клён с его разнообразием видов, называя его «одной из лучших пород для городских зелёных насаждений».

Не остался в стороне от дискуссий и поэт Самуил Маршак, написавший стихотворение «Клён идет в Москву»:

«Станет улица зелёной —
Зашумит над ней листва.
В густолиственные клёны
Наряжается Москва»

Александр Бовин в свою очередь обращал внимание на то, что в дендрологическом парке и селекционном отделении Всесоюзного научно-исследовательского института лесного хозяйства имеются гибридные тополя и орешник, которым не страшна суровая зима; лещина, бархатное дерево, серебристые и голубые ели.

«Задача ясна — города советской державы должны одеться в пышный и красивый зелёный наряд. Это будет сделано!»[4], — заключает Александр Бовин.

К середине 50-х годов Москва обрела титул одной из самых зелёных столиц мира. За десять лет с 1948 по 1958 годы было озеленено 200 улиц и проспектов, созданы парк на Ленинских горах (300 гектаров) и парк Дружбы (70 гектаров).


Архивные материалы представлены Главным архивным управлением Москвы.


[1] ЦГА Москвы. Ф. Р-150. О. 1. Д. 1074. Т. 1. Л. 76

[2] ЦГА Москвы. Ф. Р-150. О. 1. Д. 1367. Т. 2. Л. 741.

[3] Градостроительство. Озеленение и благоустройство городов. К.: Будiвельник, 1967. С. 66.

[4] Огонек. №35. Август. 1950. С. 24.


От зимника к монорельсу: пять веков московского общественного транспорта



История общественного транспорта Москвы начиналась с заезжих извозчиков на деревенских санях. Теперь горожане могут выбирать средство передвижения на любой вкус — от индивидуального такси до многолюдного метро.


Извозчики

Извозчики появились в Москве в ХVI–XVII веках. Чаще всего это были крестьяне, приезжавшие из деревень в несезон, когда дома могли обойтись и без них. Летом их число резко сокращалось: крестьяне возвращались к своим обычным занятиям. Таких извозчиков позже называли зимниками и кашниками. Профессиональным извозный промысел стал в Москве в ХVIII веке.

Численность московских извозчиков постоянно росла. В середине XVII века их было около двух тысяч, во второй половине XVIII — до пяти тысяч, а в начале XIX — уже около восьми тысяч. Наибольшее число извозчиков в Москве было в конце XIX века — около 19 тысяч.

Особую группу извозчиков составляли ломовики, выполнявшие грузовые перевозки на повозках, в которые запрягали обычно лошадей-тяжеловозов.

Московские извозчики были полностью вытеснены новыми видами городского транспорта: автобусом, троллейбусом, такси и, наконец, метро. Если в 1928 году извозчиков насчитывалось около пяти тысяч, то в 1939-м — только 57.



Стоянка извозчиков в Кремле. 1910 год. Главархив


Линейка

Первый общественный транспорт в Москве появился в 1847 году, когда было открыто движение многоместных летних и зимних экипажей на конной тяге. В каждом из них, первоначально представлявшем собой нечто вроде открытой или крытой кареты, в центре стояли две скамейки. На них спиной к спине и лицом к тротуару сидели пассажиры. Такие экипажи, курсирующие по заранее определённым маршрутам — линиям, москвичи в просторечии стали называть линейками. Это название и укоренилось.

Первые линейки курсировали по трём радиальным маршрутам, а к 1870 году линеек было уже 22 штуки.

Москвичи, правда, к линейкам относились неоднозначно: уж слишком грязны они были, слишком искалеченными казались лошади.

С постройкой сети линий конного трамвая линеечный промысел в Москве значительно сократился. Он вытеснялся из города для обслуживания пригородов. В летнее время маршруты линеек продлевались до Останкина, Сокольников, Петровского парка, Серебряного бора и использовались даже для загородных прогулок.

Московская конно-железная городская дорога

Проект прокладки линий конного трамвая был разработан для Москвы в 1864 году, однако первую временную линию открыли лишь восемь лет спустя, приурочив её к проходившей в городе Политехнической выставке. Тогда же Городская дума окончательно утвердила проект строительства сети линий конно-железных дорог.

Движение по первой перестроенной Петровской линии конного трамвая (от Иверской часовни через Страстную площадь, Тверскую заставу до Петровского парка) открылось 1 сентября 1874 года.

К концу 1876 года Первое общество конно-железных дорог в Москве выстроило сеть линий в 27 вёрст, имело 82 вагона и три депо-конюшни. В 1880–1881 годах сеть была расширена и достигла 33 вёрст, а в 1891 году — 45 вёрст.

Конка представляла собой открытый или чаще закрытый экипаж (вагон), иногда двухэтажный с открытым верхом («империал»). Вагон по рельсовым путям тянула пара лошадей, управляемая кучером. Конку можно назвать предшественником электрического трамвая.

В 1885–1887 годах Бельгийское общество построило линии конного трамвая второй сети. В 1888–1891 годах она была расширена и достигла к 1891 году 43 вёрст одиночного пути, имея 13 линий и три коночных депо.

В 1891 году, когда началась совместная эксплуатация обеих сетей, общая протяжённость линий конки достигала 88 вёрст (94 километра), по городу было разбросано девять коночных депо, а на линии выходило более 2000 лошадей и 400 вагонов.

Использование конки в Москве продолжалось до 1912 года.



Эскизы моделей экипажей. Вторая половина XIX века. Главархив


Трамвай

Торжественное открытие трамвайного движения в Москве состоялось 25 марта 1899 года. На следующий день трамваи стали регулярно ходить от Бутырской заставы до Петровского парка. К началу Первой мировой сеть трамвайных путей стремительно разрослась по всей Первопрестольной.

В 1918 году протяжённость трамвайных путей в столице составляла 323 километра, пассажиров перевозили 475 вагонов при средней скорости движения трамвая семь километров в час. К 1926 году протяжённость путей выросла до 395 километров. Число вагонов достигло 764, а средняя скорость на трассе — 12 километров в час.

Максимальной протяжённости трамвайная сеть в Москве достигла в конце 1940-х и составляла 560 километров. В следующие четыре десятилетия она уменьшилась на 100 километров: трамвай активно стал замещаться другими видами общественного транспорта.

Последняя трамвайная линия в Москве была открыта в 1982 году — в Строгине.

В ближайшем будущем новые линии скоростного трамвая планируются в Гольянове, Северном, Бирюлёве Западном, Ивановском (с возможностью продления в Балашиху).



Шоссе Энтузиастов. Автор — В. Соболев. 7 июля 1954 года. Главархив


Автобус

Поскольку в начале ХХ века городские власти не хотели создавать конкуренцию трамваю, первая автобусная линия в Москве была пригородной — от Камер-Коллежского вала в районе Марьиной рощи до Останкина. Линия была открыта 17 июля 1907 года, и на ней в летний сезон курсировали два открытых автобуса, принадлежавших графу А.Д. Шереметеву.

Первый автобусный маршрут в Москве был открыт 8 августа 1924 года. Однако, несмотря на активное развитие маршрутной сети, вплоть до 1950-х годов автобус играл очень незначительную роль в перевозках (около восьми процентов).

Активное развитие автобусного сообщения в городе пришлось на 1950–1960-е годы в связи с резким увеличением его площади и строительством новых жилых районов. Если в 1950 году имелось 50 маршрутов (24 городских и 26 пригородных), то к 1960 году их стало 154 (88 и 66 соответственно), а в 1970 году — уже 256 (226 и 30).

В некоторых окраинных районах автобус надолго стал единственным видом общественного транспорта. В конце 1980-х автобусом пользовались ежедневно около 3,3 миллиона человек (население города составляло 8,5 миллиона), протяжённость превышала шесть тысяч километров, на долю автобуса приходилась треть всех перевозок общественным транспортом.

В 1990-е годы из-за сокращения финансирования автобусное хозяйство города стало приходить в упадок. Протяжённость линий уменьшилась на 20 процентов. С конца 1990-х годов конкуренцию автобусам (как и другим видам наземного общественного транспорта) стали создавать маршрутки.



Гоголевский бульвар. Автор — В.Д. Евграфов. 17 сентября 1949 года. Главархив


Городское такси

Считается, что первое такси в Москве появилось в сентябре 1907 года, когда газета «Голос Москвы» сообщила о появлении на улицах автомобиля американской марки Oldsmobile с вывеской «Извозчик. Такса по соглашению».

В 1920-е годы в Москве существовало несколько гаражей прокатчиков, российских граждан и иностранцев. Они использовали машины дорогих европейских марок.

В начале 1925 года по решению Московского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов хозяйственная организация «Москоммунхоз» через контору «Автопромторг» начала покупать в кредит итальянские автомобили FIAT 502 и французские Renault KZ для «муниципального» такси. К 1930 году парков было уже два, а на линии работало примерно 200–300 автомобилей.

К началу 1952 года в Москве работало около трёх тысяч такси в пяти парках, а в 1960–1970-е годы таксомоторное дело превратилось в настоящую индустрию. В столице действовал 21 таксопарк. В 1970 году работало 14 500, а в 1975-м — уже 16 000 линейных такси. В 1980-х общее число такси достигло 18–19 тысяч.



Улица Охотный Ряд. Автор — Н. Рахманов. 15 мая 1957 года. Главархив


Троллейбус

Троллейбусное движение в Москве было открыто 15 ноября 1933 года. Первая линия прошла от Тверской Заставы до моста Окружной железной дороги в селе Покровское-Стрешнево. Поначалу троллейбус воспринимался как вид транспорта для окраин и пригородов. Спустя год открыли вторую линию — по Арбату до Дорогомиловской Заставы, а количество машин на двух линиях достигло 36.

С 1936 года троллейбус постепенно начал заменять трамвай. Прежде всего сняли трамвайную линию с северной части Садового кольца и проложили легендарный маршрут Б («Букашка») — от Кудринской площади до Курского вокзала. В большинстве случаев линии троллейбуса прокладывались на месте снятых трамвайных, и в июне 1941 года в Москве действовало 17 троллейбусных маршрутов.

С середины 1950-х годов началось массовое жилищное строительство на окраинах, и туда проводились троллейбусные маршруты. 1960-е стали пиком развития троллейбусного хозяйства. С 1960 по 1972 год сеть линий увеличилась с 540 до 884 километров и уже с 1971 года являлась самой протяжённой в мире.

Первая новая троллейбусная линия в постсоветский период была открыта 15 сентября 2013 года. Она связала станцию метро «Юго-Западная» с конечной станцией на Озёрной улице, пройдя по улицам Покрышкина и Никулинской.

Сегодня троллейбусная сеть Москвы остаётся крупнейшей в мире и является шестой из самых старых ныне действующих троллейбусных сетей. Длина линий насчитывает более 600 километров.



Проспект Маркса. Автор — Н.Кулешов. 16 октября 1955 года. Главархив


Метро

15 июня 1931 года на Пленуме ЦК ВКП(б) было принято решение о строительстве метрополитена, чтобы улучшить транспортную обстановку в городе и частично разгрузить трамвайные линии.

В 1933 году был утверждён технический проект первой очереди метро, тогда же трест «Метрострой» начал основные строительные работы. Маршрут первой очереди был определён путём исследования пассажиропотоков московского трамвая: подземкой решили повторить самые напряжённые его маршруты.

Московский метрополитен был открыт 15 мая 1935 года. Пусковой комплекс включал в себя 11,2 километра трассы, 13 станций и 12 двухсекционных (четырёхвагонных) составов — всего 48 вагонов типа А. Первая очередь прошла от «Сокольников» до «Парка культуры» с ответвлением на «Смоленскую». До начала Великой Отечественной войны были открыты ещё две линии. В 1952 году полностью заработала Кольцевая.

В 2004 году была построена линия монорельса. Участок монорельсовой дороги длиной 4,7 километра с шестью станциями соединяет станции метрополитена «Тимирязевская» (девятая линия) и «ВДНХ» (шестая линия). Первые поездки в «экскурсионном» режиме начались 20 ноября 2004 года, полностью система заработала с 10 января 2008 года.

Сегодня система метрополитена Москвы состоит из 12 линий общей протяжённостью 333,3 километра. В московском метро 200 станций, 44 из которых признаны объектами культурного наследия. В Генеральном плане Москвы предусматривается, что к 2025 году общая протяжённость линий Московского метрополитена составит 650 километров.



Станция метро «Охотный ряд». 1932–1935 годы. Главархив


Маршрутное такси

В Москве маршрутные такси появились в 30-е годы XX века. Легковые автомобили ЗИС-101, а позже ЗИС-110 курсировали между важнейшими площадями столицы, вокзалами и крупными выставками, парками, отвозили пассажиров на спортивные матчи. Так, в 1939 году 120 автомобилей маршрутного такси доставляли посетителей Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ) наряду с трамваями, троллейбусами и автобусами. В отличие от обычных такси, где работали таксометры, плата за проезд в маршрутном такси устанавливалась по тарифным участкам, как в автобусах и троллейбусах тех времён.

В 1960-е годы в качестве маршрутных такси начали использоваться автобусы особо малого класса (микроавтобусы) РАФ-977 и автобусы малого класса ПАЗ-652. Очень скоро они вытеснили легковые автомобили с маршрутного движения.

В 1964 году в Москве было 18 дневных и 10 ночных линий маршрутных такси. В последующие десятилетия советского периода количество линий московских маршруток неуклонно увеличивалось. Особенно велика роль маршрутных такси на пригородных участках. В некоторых случаях они являются единственным видом транспорта.

В настоящий момент в Москве идёт реформа пассажирских перевозок, в рамках которой старые маршрутки будут заменены на новые, более вместительные и удобные, а за проезд в них можно будет расплатиться городскими билетами и льготами.


Дроби, фонари, кварталы: истоки московской нумерации домов

Стандарт благоустройства по программе «Моя улица» предполагает не только дорожные работы, но и установку необходимой навигации, в том числе новых указателей наименования улицы и номера дома. Впервые они появились в Москве более 200 лет назад.





Чехарда с полицейскими участками

История нумерации домов в Москве началась в 1785 году, когда в царствование императрицы Екатерины II появилась «Грамота на права и выгоды городам Российской империи»: «Каждый дом, или иное строение, или место, или земля в городе да означится нумером» [1]. Номера-то ввели, однако традиции городские не изменились — москвичи продолжали ориентироваться по именам домовладельцев.

Номера домов носили тогда чисто бюрократическую функцию. Нужны они были при совершении крепостных актов, при переходе недвижимости от одного владельца к другому и при сборе городского налога. Однако, несмотря на всю важность этой информации, путаница с номерами была невероятная. Те, что были записаны в Городской Думе, не совпадали с полицейскими номерами. Последние использовали нумерацию по полицейским участкам, причём номер возрастал в зависимости от расстояния к самому участку. Естественно, по мере разрастания города они постоянно менялись. Начиналась чехарда и при изменении числа полицейских участков и их границ.

«Например, дом на Средней Донской улице, идя от Калужских ворот на правой стороне, принадлежавший в 1752 году ротмистру Новосильцеву, <…> по описанию 1792 года состоял 5-го квартала под № 64… По описанию 1826 года этот же дом состоит за г-жей Лихаревой под № 581; ныне по разделению Москвы на 17 частей состоит новой нумер 629. Нумера полицейские не согласны с нумерами в Градской Думе. По продаже дочерью оной Лихаревой дома в 1829 году бригадирской дочке Вере Ждановой в купчей означен нумер 581» [2].



Таблички

Первые попытки решения этой проблемы были сделаны в начале 1880-х годов. 5 мая 1881-го были утверждены «Правила об упразднении Московской Управы благочиния», что привело к преобразованию городской полиции. Новые функции требовали наличия списка всех улиц Москвы с обозначением их границ. Колоссальная работа по составлению плана города, по нанесению на него всех улиц и расположенных на них домов, а соответственно и их нумерации, была завершена год спустя.

В ходе работы приходилось сталкиваться с совершенно, казалось бы, нелепыми ситуациями. Тверская улица начиналась с домов под № 325 и 304, а заканчивалась домами под № 448, 449, 450, 417, 418 и 419. В итоге были «проставлены по каждой улице нумера на домах с делением на правую — чётную и левую — нечётную стороны улицы в порядке от 1, 2, 3 и так далее (новые нумера уже изготовлены для всего города и розданы по домам)» [3].

«Камер-Коллежский вал, Садовые, бульвары, стены Кремля и Китай-города, несмотря на то, что имеют многоразличные наименования, получили общий нумер, а именно Камер-Коллежский вал от № 1 до 508. Все Садовые улицы и улицы Земляной вал от № 1 до 588. Точно так же и набережные Москвы и Яузы… Радугообразные улицы получили нумера, принимая за начало Кремль» [4].

При этом известны случаи, когда горожане обращались к властям с просьбой сменить им номер дома — жить под № 13 хотелось не всем.

Фонари

Спустя чуть более 10 лет назрела новая проблема:

«В видах скорейшего и более удобного розыска домов, как частными лицами, так и полицией, почти всеми домохозяйствами Москвы, по примеру С.-Петербурга, заведены уличные фонари с обозначением дома и фамилии домовладельца, освещаемые в вечернее и ночное время, что представляет несомненные удобства для жителей Москвы. Между тем это нововведение, крайне полезное, не вполне достигает своей цели, ибо не имеет характера обязательного, а потому не всеми исполняется, а некоторыми хотя и исполняется, но не удовлетворительно» [5].

При этом сама конструкция этих фонарей подвергалась серьёзной критике: керосиновые лампы во время ветра начинали сильно коптить, так что надписи вскоре становились невидимы; в дождь стекло нередко лопалось; надписи, сделанные чаще всего масляными красками, начинали стираться от чистки фонарей пропитанными керосином тряпками. Инженеры предлагали даже заменить керосиновые лампы фосфорными.

В 1908 году московский градоначальник обратил внимание на то, что в связи с частой сменой домовладельцев найти быстро необходимый дом бывает порой крайне проблематично. «Представлялось бы необходимым замена существующих дощечек и фонарей с надписями владельцев с мелко изображёнными №№ владений, одними крупными №№ домов на дощечках и крупными же №№ на фонарях с указанием улицы, <…> причём № влад. на круглой дощечке должен находиться над воротами дома» [6].

В 1909 году Московская городская Дума выпустила обязательные постановления о необходимости прибить посередине дома дощечку и фонарь с обозначением домового номера, под которым должно быть указано название улицы или переулка. Времени на установку новых знаков было отдано достаточно: один год для владений внутри Садового кольца и два — за его пределами.

В процессе обсуждения этого вопроса, кстати, впервые прозвучала идея повесить на угловых домах дощечки с надписью, какие номера располагаются в данном квартале.





Дроби, корпуса, кварталы

После Великой Отечественной войны вновь началась чехарда. Стройка в Москве развернулась с новой силой. На домовых фонарях стали появляться дробные номера: № 28/34, № 74/92. Огромные по сравнению с довоенным временем здания вобрали в себя номера сразу нескольких домов, стоявших на их месте. Дом на перекрёстке мог иметь и тройную дробь.

Со временем пришлось решать и другую проблему. Расширение кварталов и массовое строительство привело к увеличению количества домов второй и третьей линий, и, чтобы не плодить вереницу бесконечно меняющихся чисел, появилось обозначение корпусов.

В качестве эксперимента в Зеленограде, ставшем опытным полем для советских урбанистов, была введена квартально-корпусная нумерация домов. Первая цифра в трёхзначном или первые две в четырёхзначном номере обозначали номер микрорайона, а последние две — собственно номер дома. Эта идея, впрочем, достаточно быстро была признана неудачной, и на некоторых улицах и площадях нумерация была заменена традиционным для Москвы левонечётным вариантом.

В 1976 году Московский городской совет депутатов трудящихся продолжал обращать внимание на то, что «в некоторых районах, особенно в новых районах массового строительства, действительно имеют место отдельные факты нарушений установленного порядка нумерации домовладений и несвоевременного присвоения наименований новым улицам, что значительно затрудняет работу городских и районных служб, призванных оказывать различные виды аварийной, скорой и неотложной помощи» [7].



Ермолаевский переулок. Автор – С.В. Бодянский. 1998 год. Главархив


Тогда же был регламентирован вид указателей (угловой указатель наименования улицы, площади, проспекта и указатель номера дома и корпуса), представлявших собой световое табло, правила их размещения и написания на них наименований.

Нынешний регламент размещения и содержания указателей наименований улиц и номеров домов на зданиях, строениях и сооружениях в городе Москве выделяет четыре типа домовых указателей (магистральный, квартальный, квартальный эконом, квартальный пешеходный) для каждого из видов — названий улиц или номеров домов.

Новый стандарт благоустройства по программе «Моя улица» предполагает не только приведение в порядок остановок общественного транспорта, установку уличной мебели и озеленение территорий, но и установку новых указателей и другой необходимой навигации.

Архивные материалы представлены Главным архивным управлением Москвы.


1. Полное собрание законов Российской империи с 1649 года: 1784–1788. Том 22. СПб: Типография II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 363–364.
2. Хавский П. Древность Москвы, или указатель источников, её топографии и истории. М: Типография С. Орлова, 1868. С. 337.
3. Указатель улиц и домов столичного города Москвы. М: Типография при канцелярии г. московского обер-полицеймейстера, 1882. С. 9
4. Там же. С. 11.
5. ЦГА Москвы. Ф. 179. О. 2. Д. 2490. Л. 1.
6. ЦГА Москвы. Ф. 179. О. 21. Д. 2564. Л. 1.
7. Решение исполкома Моссовета от 26 августа 1976 года № 2114 «Об упорядочении нумерации домовладений и наименования улиц в г. Москве».


Неглинка, «Крым» и птичий рынок: история Трубной площади

Трубная площадь столетиями была заложницей своего географического положения — городскую низину затапливало практически после каждого ливня вплоть до 70-х годов прошлого века. Долгое время это место было ещё и социальным дном с одним из самых известных притонов Москвы.



До строительства стен Белого города в конце XVI века нынешняя Трубная площадь представляла собой низину с текущей по ней рекой Неглинкой, заливными лугами, окружёнными с северной стороны коренными лесами, а с южной — городской застройкой, состоящей главным образом из церквей.

После постройки стен на этом месте выросла глухая башня, у подножия которой возник рынок, получивший вскоре название «Лубяной торг»: там торговали деревом, а осенью ещё и сеном. С северной стороны вместо лесов появился новый район — Скородом, названный чуть позже Земляным городом.

У трубы

Неизменной оставалась лишь река, которая текла из района нынешней Марьиной Рощи. На Трубной площади она образовывала обмелевший к концу XVIII века Верхний Неглиненский пруд, бежала дальше в сторону Кремля, огибала его с северной стороны и впадала в Москву-реку.



Собственно, Неглинной Трубная площадь и обязана своим названием. Мнения расходятся, почему же именно труба. В последнее время чаще всего говорится о том, что по ней река текла через стену Белого города. Но вот Иван Кондратьев, издавший в 1893 году книгу «Седая старина Москвы», предлагал более правдоподобную версию: «Одним из важнейших мостов через Неглинную, помимо Кузнецкого, был мост на нынешней Трубной площади. Он был построен в самую глубокую старину, деревянный, на высоких сваях, причём для течения воды под мостом была проложена огромная деревянная труба, почему и местность получила название Трубы» [1].

Причём название это настолько стало общеупотребительным, что дало имя одному из здешних храмов — церкви Сергия Чудотворца, что на Трубе. Да и в официальных документах местность часто именовалась именно так.

Именно на Трубе, которая летом порой представляла собой непроходимое болото, зимой устраивались масленичные катальные горы и организовывались кулачные бои, без которых в Москве не обходился ни один зимний праздник.

В начале XIX века произошло два очень важных события в истории не только Трубной площади, но и всей Москвы. После 1812 года Неглинную, куда «москвичи старого времени имели обыкновение сваливать всякую дрянь» [2], было решено заключить в трубу и сверху засыпать. В 1823 году прозвучало предложение о продлении бульваров и, соответственно, о замощении площади.

13 июня 1824 года состоялась переторжка, победителями которой стали крестьяне Терентий Андреев и Алексей Колмогоров, которым и предстояло планировать площадь. Досыпать необходимо было около одного метра земли. Для этого требовалось привезти почти 250 кубических сажен (примерно 2,5 тысячи кубических метров) земли.

В первое лето было доставили 125 кубических сажен, причём землю брали со дна Неглинной — наносную, песчаную, с илом. После осадки грунта были досыпаны оставшиеся 125 кубических сажен, и площадь была выровнена.

От разливов и наводнений, правда, это не спасало. Даже в XX веке, хотя работы по очистке и улучшению русла Неглинной периодически всё же проходили, Трубная площадь не раз оказывалась под водой. Было это и в 1960 году, и в 1973-м, и в 1974-м. Именно последнее наводнение стало, можно сказать, последней каплей, и уже на следующий год работы по прокладке нового коллектора пропускной способностью 66,5 кубического метра воды в секунды были завершены.

Новая жизнь

После заключения реки в коллектор и замощения площади это место начали обустраивать. Здесь был сооружен бассейн Мытищинского водопровода, к которому подключили фонтан, получавший ранее воду из ключей у Рождественского монастыря. В 1840-х годах на Трубу — в самое начало тогда ещё Большого Трубного бульвара — переехал цветочный рынок. До 1824 года он размещался на Красной площади, около Кремлёвской стены, а потом перебрался на Театральную площадь.

В 1851 году Иван Зеленецкий писал: «И теперь уже по вечерам можно видеть множество здесь народу и экипажи около бассейна, в которых приехали погулять по цветнику, когда цветник ещё не приведён в порядок, когда на Трубном бульваре нет ни кофейной, где можно получать чай, кофе и прохладительные напитки, ни музыки; но что же сказать тогда, когда всё это устроится и цветник примет настоящий вид» [3].

Конка, борзые и птичий рынок

В те же годы, но уже с Охотного Ряда, на Трубную переехал птичий рынок, на котором продавали птиц, собак и других мелких животных. Каждое воскресенье со всех концов Москвы съезжались голубятники с голубями и птицеловы, предлагавшие приобрести попавших к ним в силки птиц, любители собак и аквариумных рыбок. О нём живописали и Антон Чехов, и Владимир Гиляровский: «Охотники и любители птиц наполняли площадь, где стояли корзины с курами, голубями, индюками, гусями. На подставках висели клетки со всевозможными певчими птицами. Тут же продавались корм для птиц, рыболовные принадлежности, удочки, аквариумы с дешёвыми золотыми рыбками и всех пород голуби. Большой угол занимал собачий рынок. Каких-каких собак здесь не было! И борзые, и хортые, и псовые, и гончары всех сортов, и доги, и бульдоги, и всякая мохнатая и голая мелкота за пазухами у продавцов» [4].

В 1872 году по Трубной площади прошла первая линия конно-железной дороги. Это привлекало на площадь зевак, которые сидели на чугунных тумбах и поджидали конку. Посмотреть и правда было на что. Если от Петровских ворот небольшой вагончик волокли две лошади, то для подъёма по Рождественскому бульвару к ним добавляли ещё двух, а то и четырёх. На каждую из них садился мальчик-форейтор, и под гиканье пацанов и бесконечный перезвон кучера вагон с разгону взбирался в горку. Не дай бог, на пути окажется замешкавшийся пешеход, — экипажу порой приходилось сползать медленно обратно, чтобы попытаться вновь одолеть подъём.


В 1895 году конка уступила место трамваю, а на Трубной вскоре был построен вокзал — пересадочный пункт. Однако переход на электротягу ситуацию не изменил. Площадь оставалась крайне сложным участком. Вагоновожатый ехавшего со Сретенки трамвая был обязан удостовериться, что остановка на Трубной уже пуста и рельсы свободны. 24 ноября 1915 года на площади произошла авария. Трамвай с неисправными тормозами скатился по Сретенскому бульвару и врезался в трамвай, стоящий на Трубной. Пострадали 17 человек, четверо из них — тяжело.

К этому моменту кровь на Трубной лилась уже не раз. В 1905 году на площади было одно из самых жестоких декабрьских столкновений. Революционная пора 1917-го также не обошла Трубу стороной. 12 ноября, к примеру, на птичьем рынке продавали оружие. В какой-то момент торговцы устроили перестрелку с милицией: один человек погиб, один был тяжело ранен. Птичьему рынку, кстати, жить оставалось уже недолго. Первый раз торговать на Трубной запретили в 1921 году, а в ноябре 1924-го его, вместе с цветочным, выгнали оттуда окончательно.

Одной из самых кровавых страниц истории Трубной площади было, конечно, прощание советского народа с Иосифом Сталиным. 6 марта 1953 года здесь возникла жуткая давка, унёсшая, по разным оценкам, от нескольких сотен до пары тысяч жизней. Об этом писал в своих воспоминаниях Евгений Евтушенко, а Герман Плисецкий — в поэме «Труба»:

«Вперёд, вперёд, свободные рабы,
достойные Ходынки и Трубы!
Там, впереди, проходы перекрыты.
Давитесь, разевайте рты, как рыбы.
Вперёд, вперёд, истории творцы!
Вам мостовых достанутся торцы,
Хруст рёбер и чугунная ограда,
И топот обезумевшего стада,
И грязь, и кровь в углах бескровных губ.
Вы обойдётесь без высоких труб» [5].

«Адъ» в «Крыму»

Отдельной страницей истории Трубы стала ночная жизнь Трубной площади, бесшабашная и чрезвычайно колоритная. Недаром легендарный Владимир Гиляровским с таким упоением рассказывал об этих местах. Трущобы, притоны, постоялые дворы, кабаки, причём самые дешёвые, — вот чем славилась Труба и её окрестности. Приличному человеку появляться здесь было небезопасно.

Самым известным местом был, конечно, «Крым». Гостиница, трактир, постоялый двор — как только его ни называли — состоял из трёх этажей и подвала, носившего название «Адъ». Там-то и происходило самое интересное.

«Посещать это заведение было крайне опасно; ни один посетитель не выходил оттуда, не быв обокраден, обыгран в карты или просто ограблен или избит… Из Ада было устроено несколько тёмных выходов внутрь двора; в этих узких коридорах, в различных местах и на различной высоте были устроены деревянные перекладины, ниже человеческого роста, и врыты столбы таким образом, что попавший в этот притон, спасаясь бегством от мошенников, неминуемо натыкался на устроенные преграды, ударялся об них и ошеломлённый падал в руки преследовавших его» [6].

В «Аду» размещалось две харчевни, одна из которых состояла из четырёх комнат и 14 отдельных номеров, куда посетители приходили с публичными женщинами. На первом, втором и третьем этажах «Крыма» также размещались номера, которые, помимо помесячной аренды, сдавались временно для любовных свиданий.

«Подвальный этаж служит скопищем народа нетрезвого, развратного и порочного; туда собираются развратные женщины и служат приманкой для неопытных мужчин; время там проходит в пьянстве, неприличных танцах, открытом разврате и т.д., — пишет московскому генерал-губернатору один из городских чиновников. — Там происходят различные сделки и стачки между мошенниками, которыми воровства производятся даже в самом заведении» [7].

После этого донесения в 1866 году «Крым» был ликвидирован. Вместо него появился «Русский трактир», а подвальный этаж был превращён в складские помещения. В 1981 году не стало и самого здания.


[1] Кондратьев И. Седая старина Москвы. М., 1893. С. 427.

[2] Там же.

[3] Зеленецкий И. История Красной площади. М., 1851. С. 136–137.

[4] Гиляровский В. Москва и москвичи. СПб.: Азбука, 2006. С. 291.

[5] Грани. № 65. Франкфурт-на-Майне, 1967. С. 6

[6] Кузнецов М. Проституция и сифилис в России: историко-статистические исследования. СПб.: Типография В.С. Балашёва, 1871. С. 244.

[7] Там же. С. 246


Водная феерия: самые красивые, старинные и необычные фонтаны Москвы

В этом году сезон фонтанов в Москве стартовал раньше обычного — 28 апреля. Первым в ходе торжественной церемонии запустили фонтан на Пушкинской площади. Затем с разницей в полминуты заработали почти все городские фонтаны.

Фонтаны-памятники, световые, музыкальные и даже сухие — полюбоваться водными комплексами столицы летом спешат не только туристы, но и обычные жители. Скверы и площади около фонтанов стали любимым местом отдыха москвичей. Здесь назначают свидания, отмечают праздники, гуляют с детьми и фотографируются.



Всего в Москве установлено около 600 фонтанов. Из них 58 — самые крупные — находятся в эксплуатации ГБУ «Гормост». Например, фонтаны на Поклонной горе, в Парке Горького, на ВДНХ и на Пушкинской площади. Другие организации столицы обслуживают 347 фонтанов, включая небольшие чаши, а ещё 247 принадлежат ресторанам, деловым и торговым центрам.



Перед началом сезона фонтаны промыли и отремонтировали, установили насадки для распыления водных струй и настроили освещение каждого фонтана. Фонтаны на Манежной площади, Поклонной горе и у Киевского вокзала будут работать круглосуточно, а на остальные можно будет посмотреть с 08:00 до 23:00 по будням и до полуночи по выходным.



От водопровода до произведения искусства: первые фонтаны Москвы



До XVIII века небольшие фонтаны были лишь в царских садах Кремля. Мода на пруды и фонтаны в усадьбах появилась в годы правления Петра I. При строительстве дворца за Яузой в Лефортове по приказу императора разбили сад с девятью прудами, множеством фонтанов, каскадов и гротов. Гидротехнические работы такого масштаба прошли в городе впервые.

Князь Гагарин соорудил фонтаны в парке за своим домом на Тверской улице. До нашего времени они не сохранились, зато осталась часть фонтанов и прудов усадьб в Архангельском, Кускове, Марфине, Царицыне и других.



Фонтаны на городских улицах появились только в XIX веке при строительстве Мытищинского водопровода. Однако использовались они не для украшения, а в качестве водоразборных систем.

Первый такой фонтан — в виде ротонды — был устроен на Трубной площади недалеко от Рождественского монастыря. Ещё ряд фонтанов располагался вдоль реки Неглинной до улицы Кузнецкий Мост. При реконструкции водопровода в 1830–1835 годах появились знаменитые Никольский (Лубянская площадь), Петровский (Театральная площадь), Воскресенский (у входа в Александровский сад) и Варварский (в районе Варварской и Славянской площадей) фонтаны.



Фонтаны скульптора Джованни Витали

Старейшим действующим фонтаном Москвы считается Петровский фонтан, украшающий Театральную площадь c 1827 года. Он был создан по проекту русского скульптора итальянского происхождения Джованни (или Ивана Петровича) Витали. На постаменте установлена чаша, из которой льётся вода. А у ножки чаши прячутся четыре амура, символизирующие музыку, поэзию, комедию и трагедию. Фонтан обслуживал «Яму» — знаменитую долговую тюрьму, где была собственная баня.


Проект на капитальный ремонт фонтана на Театральной площади. 1912 г. Архивный фонд города Москвы

Официальное название «Петровский» не прижилось, и в народе его называли именем скульптура — фонтан Витали.



Иван Витали стал автором и других фонтанов. В 1838 году московский генерал-губернатор Дмитрий Голицын заказал у него фигуру «киевского отрока, сообщившего известие об осаде Киева печенегами войскам великого князя Святослава Игоревича». Скульптура была отлита в металле и установлена на Воскресенском фонтане.

Никольский фонтан с бронзовыми фигурами на Лубянской площади стал центром сбора извозчиков, которые поили здесь лошадей. Скульптура представляла собой две круглые чаши из красного гранита. Большую чашу держали четыре мальчика, олицетворявшие русские реки Волгу, Днепр, Дон и Неву, а малую чашу поддерживала группа из трёх бронзовых орлов, ныне утраченных. В 1935 году при строительстве метро фонтан с Лубянки перенесли к Александрийскому дворцу на Большой Калужской улице.


Московские традиции

Фонтан на Пушкинской площади стал символом свиданий и встреч уже для нескольких поколений москвичей. Элегантное сооружение, построенное в стиле сталинского ампира, отличается отсутствием помпезности. Фонтан был построен в 1950 году по проекту Абрама Заславского и Михаила Минкуса. В прямоугольной чаше, облицованной красным полированным гранитом, умещается 180 кубометров воды, а из декоративных чугунных чаш бьют 325 струй воды.

Молодёжь назначает свидания и собирается по вечерам у фонтанов на Манежной площади. Фонтан «Гейзер», или, как его ещё называют, «Четыре времени года», принято считать самым главным фонтаном на площади. С 1997 года почти каждую весну именно здесь проходила церемония пуска фонтанов. Изначально струи были выполнены в форме прозрачных рюмок, но к дню празднования 850-летия Москвы фонтан реконструировали, и теперь струи воды то резко взмывают вверх, то затихают, как в настоящем гейзере. Примечательна и скульптура фонтана — четыре скачущих коня, олицетворяющих сезоны года.

На самой высокой отметке площади расположен фонтан «Часы мира». Он представляет собой стеклянный купол — крышу подземного торгового центра «Охотный Ряд» — с изображённой на нём картой Северного полушария с названиями крупных городов. Эту карту днём видно и из самого торгового центра. Сам купол медленно вращается по циферблату, отсчитывая время с точностью до пяти минут. А венчает купол скульптура Георгия Победоносца, убивающего копьём змея.

На Старом Арбате с 1997 года встречи принято назначать около позолоченного изящного фонтана «Принцесса Турандот».

Светомузыкальный фонтан в Парке Горького стал традиционным местом купания столичных выпускников в июне и десантников в День ВДВ. Вечером фонтан переливается красками под звуки классической музыки.

Возле фонтана в сквере у Большого театра 9 мая собираются ветераны Великой Отечественной войны. Традиционным местом встреч сослуживцев являются и фонтаны на Поклонной горе. Комплекс включает 15 фонтанных чаш, в каждой из которых бьёт по 15 вертикальных струй. Их общее количество символизирует 225 недель, которые длилась Великая Отечественная война. Побывать здесь стоит не только днём, но и в тёмное время суток, когда включается подсветка. Место уже облюбовали любители роликов и скейтбордов.

«Дружба народов» и «Каменный цветок»: фонтаны на ВДНХ

Ещё одним любимым местом прогулок москвичей стала ВДНХ. Фонтаны здесь запустят с началом летнего сезона — вечером 30 апреля, чтобы церемонию увидели как можно больше москвичей и гостей столицы.

Фонтаны являются одной из главных достопримечательностей парка. Здесь открыто семь фонтанных комплексов: «Дружба народов», «Каменный цветок», «Золотой колос», «Мальчик и рыба», «Аллея фонтанов» (14 штук), фонтаны у павильона № 66 и композиция «Ракета». На 70 фонтанах установлена подсветка, включающая более 7,5 тысячи подводных и 627 надводных световых элементов.



Фонтан «Дружба народов» открылся на ВДНХ в 1954 году. Проект архитекторов К. Топуридзе и Г. Константиновского изначально имел название «Золотой сноп» и был переименован перед открытием выставки. Фонтан возведён в центре восьмигранного пруда. Вокруг чаши фонтана установлены 16 девушек, символизирующих национальные республики Советского Союза.

Фонтан «Каменный цветок» стал первым в СССР и мире светомузыкальным фонтаном. Проект принадлежит архитектору Константину Топуридзе. Фонтан выполнен в форме раскрывающегося цветка, а по краям бассейна украшен фигурами птиц, фруктами и колосьями, из основания которых бьют струи воды.





Новые фонтаны Москвы

Около Вознесенского храма к 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина установлен фонтан-ротонда «Александр и Натали». Воду фонтана можно назвать одной из чистейших в Москве — она проходит очистку через угольные фильтры.

На новой площади перед Киевским вокзалом работает фонтан «Похищение Европы» бельгийского скульптора Оливье Стребеля. В основу композиции лёг мифологический сюжет — похищение Европы Зевсом, который принял обличие быка. Конструкция из нержавеющих труб сочетается с разноцветными струями фонтана.



Фонтан «Адам и Ева под райским деревом» был открыт возле вестибюля станции метро «Новокузнецкая» к 860-летию Москвы. Именно на этом месте до 1930 года располагались приделы и владения церкви Параскевы Пятницы.


Композиция фонтана обыгрывает библейский сюжет — Адам, Ева и змей в райском саду. Днём москвичи могут любоваться игрой воды, создаваемой восемью насосами, а вечером неповторимый вид фонтану придаёт художественная подсветка.

Фонтан, дополняющий памятник Михаилу Шолохову, не виден издалека, но от этого не менее интересен. Писатель сидит в лодке, а по обе стороны от памятника установлены лошадиные головы, словно животные тонут в реке. Животные здесь символизируют Красную и белую армии времён Гражданской войны.

Светодинамический фонтан в государственном музее-заповеднике «Царицыно» стал ещё одним подарком москвичам к 860-летию города.

Инженерия включает музыкальную установку, около тысячи струй и три тысячи светильников. Подсветка и струи фонтана могут плавно или резко изменяться в зависимости от музыки. Полюбоваться на красивый поющий фонтан обычно можно по вечерам в тёплое время года до 23:00.

В акватории Водоотводного канала между Малым Москворецким и Малым Каменным мостами можно увидеть четыре плавающих фонтана. Они появились здесь в 1995 году, а в 2006-м изменили дизайн — вместо простых высоких струй над водой вырастают замысловатые кусты.

Сухие фонтаны: водная игра для детей и взрослых

Всё большую популярность у горожан приобретают сухие фонтаны, у которых отсутствует чаша, а струи бьют сразу из-под земли. Самый большой сухой фонтан в Москве расположен в парке «Музеон» на Крымской набережной. В таком фонтане нельзя купаться, но зато по нему можно бегать, стараясь не попасть под струи воды, ездить на велосипеде или просто брызгаться в жаркую погоду. Струи воды могут бить отдельными рядами, проходя один за другим по всей длине фонтана, или сразу в нескольких местах. А вечером развлечение становится ещё более красочным — включается разноцветная подсветка.

Ещё один сухой фонтан расположен в Бабушкинском парке. Он может запускать 12 струй воды высотой два метра. Всего в нём запрограммировано семь музыкальных сборников, которые меняются в зависимости от дня недели. Мелодии подобраны так, чтобы создать иллюзию танцующих струй.



Взгляд в будущее: тропический ливень в Ботаническом саду и Жар-птица на Лубянке

В Москве планируется открытие новых фонтанов. В частности, рассматривается идея возвращения фонтана на Лубянскую площадь. Там планируют установить современную 25-метровую стелу «Жар-птица».

Около главного входа Ботанического сада в следующем году появится каскад фонтанов. Также здесь откроют новую оранжерею, гости которой смогут окунуться в атмосферу субтропиков и побывать под настоящим тропическим ливнем. Парк с фонтаном появится и возле станции метро «Бутырская».

Путь московской воды: от колодца до озонирования

Вплоть до конца XVIII века жители Москвы брали воду из рек, прудов и специально вырытых колодцев. Первый городской водопровод появился в 1804 году. Его длина составляла 21 километр. Сегодня протяжённость водопроводных сетей — 12 тысяч 847 километров.

«Богатая водою, Москва бедна водою хорошею», — писал в изданной в 1832 году «Статистической записке о Москве» её автор Василий Андросов.

В это время в городе находилось 4813 небольших колодцев, рассеянных по городу. И только в некоторых из них вода годилась для питья. К тому же многие жители по старинке продолжали пользоваться водой из Москвы-реки, Яузы, Неглинки и других речек.

Хотя попытки построить водопроводы, конечно же, были. С 1491 года в Московском Кремле существовал самотёчный родниковый водопровод, предназначенный для подачи воды при осаде. В 1633 году также в Кремле построили водопровод с водонапорной башней. Вода подавалась из колодца при помощи подъёмной машины, которую приводили в движение лошади. Этот водопровод подавал около четырёх тысяч вёдер воды в сутки (50 кубических метров) и просуществовал около ста лет.



Первый городской водопровод


В 1779 году императрица Екатерина II повелела «изыскать и провести в город воду хорошего качества и в достаточном количестве». На эти цели было отпущено 1,1 миллиона рублей. Вскоре начали строить Мытищинский (он же Екатерининский, названный так в честь царицы) водопровод, чтобы доставлять в город воду Мытищинских ключей, находившихся в 25 километрах к северо-востоку от Москвы. Водопровод строили 25 лет силами армии. Главнокомандующий в Москве должен был ежедневно отправлять на строительство по 400 солдат. Работы закончили осенью 1804 года.

Мытищинский водопровод представлял для своего времени серьёзнейшее инженерное сооружение. В Мытищах было устроено 43 ключевых бассейна в виде водоёмов, ограждённых кирпичными стенками и покрытых деревянными крышами. Оттуда вода шла в город самотёком под небольшим уклоном по 21-километровому каналу. Он представлял собой небольшую кирпичную галерею. Вода выпускалась в Самотёцкий пруд. Из сооружений до наших дней сохранился 21-арочный Ростокинский акведук (длина — 341 метр) через реку Яузу.

Канал Мытищинского водопровода частично шёл открытым, например по Самотёке и Неглинной, а частично — под землёй, где своды его тоже были выложены кирпичом. Во многих местах водопроводного канала были устроены спуски, чтобы жителям можно было стирать бельё и поить лошадей.

Несовершенство водопровода состояло в том, что по дороге много воды уходило в землю. В 1826 году канал был повреждён вследствие провала грунта на территории Сокольничьей рощи. Там канал залегал глубоко, и место повреждения найти не удалось. В результате была сделана обводная труба, которая шла к построенной Алексеевской водокачке, оборудованной двумя паровыми механическими подъёмниками. Оттуда воду по трубе диаметром 10 дюймов (25,4 сантиметра) поднимали на второй этаж Сухаревой башни, где стоял чугунный резервуар ёмкостью пять тысяч вёдер (61 тысяча 500 литров). Из башни вода по нескольким чугунным трубам шла к пяти фонтанам, устроенным в 1830-е годы в разных частях города.

Фонтаны на городских площадях


Фонтанами назывались специальные водоразборные резервуары — посередине была труба, служившая источником воды, лившейся в круглый бассейн (такой тип фонтанов хорошо известен и по старым европейским городам). Пять фонтанов, каждый из которых давал по 40 тысяч вёдер в сутки (492 тысячи литров), располагались на главных площадях города. Один был напротив Шереметьевской больницы (сейчас Институт Склифосовского), другой — на Никольской площади (сейчас Лубянская), третий — на Петровской площади (нынешнее пересечение Петровки с Бульварным кольцом), четвёртый — на Воскресенской площади (нынешней Манежной) против Кремлёвского сада и пятый — на Варварской площади.

Фонтаны снабжали водой жителей девяти центральных частей города — Городской (район Китай-города), Тверской, Мясницкой, Пречистенской, Арбатской, Сретенской, Яузской, Басманной и Мещанской. С москвичей брали деньги за пользование общественными водопроводами по пять копеек с каждого рубля из суммы, которую жители платили в качестве налога в городской бюджет согласно оценке дома.

Также ответвления чугунных труб подвели к некоторым важным объектам, например к Кремлёвскому дворцу, к Воспитательному дому, в государственные театры, в городскую тюрьму, к Сандуновским и Челышовским баням.

Доставка воды в жилые кварталы

Следующий этап развития городской водопроводной сети начался в 1850-е годы, когда были устроены ещё два водопровода. Они вели к жилым кварталам воду из Москвы-реки. Один водопровод был у Бабьегородской плотины (сейчас — оконечность Острова, где находятся старые корпуса фабрики «Красный Октябрь»). Он поднимал 34 тысячи вёдер воды ежедневно на Арбатскую и Тверскую площади. Водоразборные фонтаны устроили возле Дома Пашкова, на Трубной площади, у Пречистенских и Петровских ворот.

Второй водопровод появился у Краснохолмского моста ниже Таганки. Он был большой по мощности и поднимал 100 тысяч вёдер воды. Ответвления от него шли к фонтанам на площадях южных районов города — на Зацепу (где сейчас Павелецкий вокзал), в Серпуховскую и в Калужскую части, на Полянку и на Пятницкую улицу. Но несмотря на мощность этого водопровода, вода Москвы-реки была нехорошая, часто шла грязная и мутная, а в зимнее время чугунные трубы замерзали и вода вообще переставала течь. Жители оплачивали эту воду в составе налога за свои домовладения. Из-за неважного качества воды Бабьегородский и Краснохолмский водопроводы, не просуществовав и 20 лет, были закрыты.



К 1860-м годам Мытищинский Екатерининский водопровод перекачивал из Мытищ до 500 тысяч вёдер воды в сутки. Столько же давали Москворецкие водопроводы. Однако мощность этих источников была уже недостаточной для населения города, достигшего 700 тысяч человек. Поэтому в течение 1867–1888 годов были устроены ещё четыре водопровода — Преображенский, Андреевский (где сейчас площадь Гагарина), Ходынский и Артезианский, бравшие воду из пробуренных колодцев. Артезианский находился на Яузском бульваре. Там в 1888 году пробурили артезианскую скважину глубиной почти 500 метров, и она снабжала водой восточную часть Москвы от Семёновской улицы до Таганки.

Однако вопрос санитарного качества продолжал стоять очень остро, потому что плохая вода из водопроводов служила источником инфекций, вызывая многочисленные заболевания. И когда в Москве с введением городского самоуправления в 1863 году постепенно была налажена санитарная служба, эти вопросы не один раз обсуждались на заседаниях Московской городской Думы.

В то время водопровод находился в ведении Министерства путей сообщения. К городу он перешёл только в 1871 году. Для заведования делами водопровода, а впоследствии также канализации было создано специальное отделение в структуре городской управы.

Ещё в 1870 году в Городской Думе был поставлен вопрос об устройстве нового водопровода, который, как было отмечено в решениях Думы, «не только вполне отвечал бы современным требованиям, но и предоставлял бы возможность дальнейшего его развития в ближайшем будущем, когда потребность в воде неминуемо возрастёт». Однако на первом этапе муниципального управления, несмотря на полученное право распоряжения городским имуществом, бюджет города был слишком мал. При этом, по словам городского инженера М.П. Щёкотова, коммунальное хозяйство было запущенным и «все отрасли городского хозяйства требовали огромных затрат на свое улучшение».

Проект водоснабжения Москвы

В 1887 году Городская Дума созрела финансово для устройства водопровода на городские средства и ассигновала деньги на производство геологических и технических изысканий и составление нового проекта водоснабжения. Изыскания показали, что в Мытищах возможно получить воду в объёме 3,5 миллиона вёдер в сутки. В том же году городской управой было поручено инженерам В.Г. Шухову, Е.К. Кнорре и К.Э. Лембке (специалистам из строительной конторы инженера Бари) составить проект водоснабжения Москвы.

Во главе разработки стоял Владимир Шухов (1853–1939), безусловно, самый выдающийся инженерный ум в России, известный к тому времени своими оригинальными техническими разработками. В проекте была тщательно проработана трасса подвода воды к Москве и распределение её внутри города. При этом впервые применили метод оптимизации водопроводной сети, учитывавший капиталовложения и эксплуатационные затраты. По неизвестным причинам этот проект не реализовали в своём оригинальном виде. Но известно, что в последующие годы универсальный математический аппарат, созданный в рамках московского проекта для расчётов подобных моделей водоснабжения, широко применялся при постройке водопроводных сетей в целом ряде городов, в частности в Тамбове, Воронеже, Киеве, Николаеве, Харькове, и железнодорожных станций. Частично проектные разработки Владимира Шухова были использованы при расширении московского водопровода в 1911 году.

Модернизация водопровода



Дальнейшее увеличение численности населения и необходимость улучшения качества питьевой воды требовали значительного усиления подачи воды в город, поэтому в 1892 году был сооружён новый Мытищинский водопровод с применением современных технологий. Ранее он давал 1,5 миллиона вёдер в сутки, а после модернизации — до четырёх миллионов. Постройка нового Мытищинского водопровода обошлась в 5,9 миллиона рублей.

Городская Дума и городская управа считали, что главным вопросом остаётся качество воды. В начале ХХ века вдобавок к Мытищинскому водопроводу был сооружён Москворецкий с Рублёвской станцией, на что было потрачено 17 миллионов рублей. Рублёвская водопроводная станция была введена в строй в 1903 году и построена по всем требованиям современной европейской технологии. На ней работали профессиональные инженеры с хорошим образованием.

Если Мытищинский водопровод собирал грунтовые воды на большой глубине, очищенные через песчаные слои, и искусственная чистка здесь не применялась, то на Москворецком водопроводе вода бралась из реки Москвы. Её потом искусственно очищали на насосной и фильтровальной станции, построенной в деревне Рублёво. Место это было выбрано, потому что находилось в верхнем течении реки, где вода не была загрязнена фабричным стоками.

Москворецкий водопровод был рассчитан на подачу в город до 14 миллионов вёдер воды в сутки. Вода на Москворецкой Рублёвской фильтровальной станции очищалась в специально построенных двух железобетонных отстойниках объёмом один миллион вёдер каждый. Процесс очищения через несколько фильтров гравия и песка и затем через искусственные английские фильтры занимал 10 часов. Также во время паводков, когда вода была особенно мутной, перед поступлением в отстойник применялось коагулирование воды: в проводящие трубы впрыскивался сернокислый алюминий, вызывающий створаживание мутной воды, после чего взвешенные частицы и бактерии хлопьями опускались на дно отстойника.

По трём большим водоводам вода нагнеталась в резервуар на Воробьёвых горах — самую высокую точку города. Оттуда рублёвская вода поступала в распределительную сеть городских водопроводных труб. Длина сети к 1913 году составляла 554 километра, а домовых ответвлений — ещё около 280 километров.

В 1913 году вода отпускалась жителям и на промышленные предприятия по цене 12 копеек за 100 вёдер (1230 литров). В результате водопроводное городское предприятие имело доходы 2,5 миллиона рублей при чистой прибыли 559 тысяч рублей.



Рост водопотребления



Потребление воды постоянно возрастало. Если в 1894 году в город подавался в сутки один миллион 400 тысяч вёдер, то в 1912 году — более семи миллионов. Большую часть при этом обеспечивал Москворецкий водопровод.

После революции 1917 года и Гражданской войны коммунальное хозяйство Москвы находилось в плачевном состоянии. Требовалось много сил, чтобы привести его в порядок. В 1934 году рядом с Рублёвским водопроводом была построена Рублёвская плотина с водохранилищем большого объёма. В последующие годы — Истринское водохранилище и Черепковские очистные сооружения. К 1941 году водопроводная сеть увеличилась вдвое по сравнению с той, что была до революции, и составила 1200 километров.

После Великой Отечественной войны были построены две станции на канале имени Москвы. Оттуда в город шла волжская вода, и эти станции давали три миллиона кубометров в сутки.


Интерьер Северной (бывшей – Смоленской) водопроводной станции. Автор – Г.В. Корабельников. Дата съёмки – 1955 г. Архивный фонд города Москвы

Современное водоснабжение

Протяжённость водопроводных сетей в Москве к середине 1990-х годов достигла почти девяти тысяч километров, а в 2015 году — 12 тысяч 847 километров.

К 1994 году суточная подача воды составила 6,5 миллиона кубометров. Однако в последнее время москвичи стали тратить воды в два раза меньше, чем 20 лет назад. Сейчас через сети «Мосводоканала» ежедневно проходит около трёх миллионов кубометров воды. Снижение объёмов объясняется финансовыми причинами — почти в каждой квартире есть счётчики, и люди платят за фактическое потребление воды, считая свои расходы.

Качество питьевой водыв Москве сейчас отвечает европейским нормам. Этому способствуют контроль за выбросами предприятий и современные методы очистки на водопроводных станциях и очистных сооружениях. С 2012 года воду перестали очищать хлором, службы перешли на новый, более безопасный реагент — гипохлорит натрия, который обладает таким же бактерицидным действием. При этом вода стала приятнее на вкус, специфический запах исчез. Сейчас применяются также метод озонирования с сорбционной очисткой через фильтры с активированным углём и мембранная ультрафильтрация.



Производством питьевой воды в столице занимаются четыре станции водоподготовки. Воду из Москвы-реки очищают и подают в город Рублёвская и Западная станции, из Волги — Восточная и Северная.