Город Москва (msk) wrote,
Город Москва
msk

Category:

Цифирные школы и реальные училища: 300 лет московскому школьному образованию


В октябре во всех школах празднуется День учителя. Mos.ru вспоминает, как развивалось школьное образование в столице и чем нынешний учитель отличается от педагога XVII века.






Издавна Москва была крупнейшим научно-образовательным центром России. Со временем правила преподавания и обучения становились более чёткими, и в итоге в конце XIX века была создана цельная система, важнейшую роль в которой играла фигура учителя.

Цифирные школы и домашние учителя

До середины XVII века дети в России получали домашнее образование, обучаясь чтению, письму и простейшему счёту у священника или любого другого грамотного человека. В дворянских семьях часто с детьми занимались учителя-иностранцы, которые преподавали начала наук и иностранные языки.

Систематическое начальное образование, то есть обучение по установленной программе в заведениях, где преподают учителя, стало внедряться при Петре I. Тогда появились первые цифирные школы. В Москве в цифирной школе, открытой в 1716 году на Ильинке, «цифири и геометрии» обучали детей от 10 до 15 лет.

При Екатерине II в августе 1786 года был утверждён Устав народным училищам Российской империи, по которому в Москве и других городах были созданы бесплатные училища с двухгодичным обучением. В документе говорилось: «Воспитание, просвещая разум человека различными другими познаниями, украшает его душу; склоняя же волю к деланию добра, руководствует к жизни добродетельной и наполняет наконец человека такими понятиями, которые ему в общежитии необходимо нужны. Из чего следует, что семена таковых нужных и полезных знаний сеять ещё должно с малолетства в сердцах отроческих, дабы они в юношеских летах возрастали, а в мужеских созревши, обществу плод приносили». Тогда же было издано Руководство учителям первого и второго класса.

Большое внимание в уставе уделялось статусу учителя. Преподавание стало профессией, требующей специальных знаний и навыков. Поступающие на должности учителей должны были «знать способ преподавания» и сдавать экзамены на право занятия учительской должности. Устав определил и нагрузки по распределению часов. В первом классе педагог 27 часов в неделю обучал ребят следующим предметам: «таблица азбучная», «таблица для складов», «российский букварь», «правила для учащихся», «сокращённый катехизис», «священная история», «прописи» и «руководство к правописанию». Во втором классе нагрузка учителя составляла уже 29 часов. Дети продолжали вникать в чистописание, арифметику, расширялся курс Священного Писания, начиналось рисование. Каждый учитель мог вести класс, где было от 15 до 50 человек, а в малочисленных школах и оба класса — сразу первый и второй.

Педагогам надлежало подавать воспитанникам пример благонравия и учтивости, показывая, как должен сидеть, ходить, кланяться, «просить учтиво и говорить ласково даже со слугами и служанками» хорошо воспитанный человек. Устав предостерегал учителя от неудачных методов наглядного обучения и советовал «больше же всего остерегаться, чтоб не делать пред учениками смешных телодвижений, как то: не показывать, как птицы летают, и не подражать птичьему, лошадиному или собачьему голосу, чем, смеша учеников, теряет учитель почтение и возмущает их внимание, которое сохранить и без того трудно».



Урок химии в средней школе № 1 города Москвы. Автор М. Редькин. 1958 год. Главархив


Образование рассудка

В XIX веке в начальном образовании произошли серьёзные перемены. Классно-урочная система обучения фактически стала именно той, которую мы видим в школах сегодня. Дети из непривилегированных сословий (мещан, крестьян и ремесленников) получали начальное образование главным образом в двух-четырёхгодичных городских училищах. В результате в Московской губернии уже в 1890-е годы проживало больше всего грамотных (не менее половины городского населения).

Среднее образование можно было получить в гимназиях или реальных училищах. Гимназии были классическими, большое внимание в них уделяли изучению древних языков — латинского и греческого. Учителя в московских гимназиях были преимущественно выпускниками Московского университета. Программа реальных училищ отличалась от гимназической, там делали упор на точные и естественные науки, а классические языки не преподавались.

В начале XIX века у Пречистенских Ворот работала Московская губернская гимназия, которая готовила учеников к поступлению в университет. Её выпускники также могли пойти работать учителями в низшие начальные училища. На время правления императора Александра I выпала эпоха энциклопедизма, тогда изучались языки (латынь, немецкий и французский), преподавались география, история и мифология, статистика, математика, опытная физика, естествознание и рисование. Считалось, что учитель должен не только обучать ученика наукам в классе, но и воспитывать в нём добрый нрав, для чего устраивались прогулки за город, где дети знакомились с природой. Кроме того, педагоги водили учеников на мануфактуры, фабрики и мельницы, где показывали воспитанникам гидравлические машины и другие механизмы. Посещались и мастерские художников. От учителей требовалось, чтобы они относились к ученикам как родители, были с ними терпеливыми и ласковыми, а главное — старались заботиться «более об образовании и изощрении рассудка их, нежели о наполнении и упражнении памяти».

В 1835 году в Москве открылась вторая гимназия, в 1839-м — третья, а в 1849 году — четвёртая. Постепенно рос и преподавательский корпус, в котором складывались традиции передачи научного знания детям.



Первоклассники на уроке в средней школе № 7 города Москвы. Автор В. Шустов. 1963 год. Главархив


Учителя-родители

Новый этап в развитии учительства пришёлся на вторую половину XIX века, когда резко увеличилось количество учащихся. Москвичи тогда старались давать детям обязательное начальное образование. Навстречу этим чаяниям шла Московская городская Дума. Когда в 1870-е годы городское общественное управление приступило к устройству новых начальных школ, профессия учителя привлекала многих представителей передовой интеллигенции, движимых идеей просвещения народа.

Например, когда в 1887 году по просьбе жителей 3-го участка Лефортовской части на Нижней Хапиловской улице открылось городское начальное училище со смешанным составом учащихся (56 мальчиков и 36 девочек), то туда пришли хорошо подготовленные преподаватели. Старшей учительницей стала Анастасия Петровна Гурьева — опытный педагог, ранее работавшая в Петровск-Басманном училище. Классными учительницами стали Вера Ивановна Дитятина, окончившая одну из московских гимназий, и Екатерина Михайловна Гривцова, имевшая диплом Рязанского епархиального училища. Рисование преподавал выпускник Строгановского училища Николай Васильевич Тарасов, а пение — выпускница Московской консерватории Лариса Егоровна Толстая.

В 1888 году в городе было 76 городских начальных училищ, состоявших в ведении Московской городской Думы. Работать педагогам было непросто, так как в классах порой занималось до 40 человек. Дети были из самых простых семей, иногда из-за бедности родителей приходившие утром в школу голодными или недостаточно тепло одетыми. Детям из нуждавшихся семей выдавались скромные завтраки, оплаченные из городского бюджета (кусок хлеба с чаем или молоком, в некоторых школах — тарелка горячего супа). Учителя по-настоящему следовали завету «выполнять роль заботливых родителей во время учения».

В экстремальных случаях учительницам приходилось справляться со значительной переполненностью классов, например, в 1887/1888 учебном году в один из классов записали 65 учеников. Удерживать на уроке внимание такого количества детей требовало большого мастерства и любви к своему делу. Преподавать надо было по 29–30 часов в неделю, то есть у детей в возрасте восьми-девяти лет было по четыре урока (добавлялись уроки Закона Божия, пения и рисования, которые вели учителя по этим предметам), а у старших — по четыре-пять. Учёба продолжалась с девяти часов утра до трёх часов дня с часовым перерывом на обед.

Помимо этого, учителя вели большую внеклассную работу, проводя экскурсии по городу и кружки рукоделия. Интересной формой работы были воскресные чтения с теневыми картинами. На них приглашались и родители. Ребята читали поодиночке и разыгрывали в форме диалога басни Крылова или русские народные сказки. Примечательно, что каждый ученик должен был знать наизусть стихотворение Фёдора Глинки «Москва»:

Город чудный, город древний,
Ты вместил в свои концы
И посады, и деревни,
И палаты, и дворцы!


Опоясан лентой пашен,
Весь пестреешь ты в садах;
Сколько храмов, сколько башен
На семи твоих холмах!..

<…>

Процветай же славой вечной,
Город храмов и палат!
Град срединный, град сердечный,
Коренной России град!



Всё это вызывало расположение местных жителей. Родители видели результаты работы учителей. В «Отчёте о состоянии начальных училищ» за 1887/1888 учебный год было отмечено: «Подобные воспитательные меры <…>, несомненно, оставляют по себе прочный и благотворный след в учащихся, содействуя возвышению общего уровня школы и доброму её направлению».

Учителя, а главным образом учительницы, проводили с детьми также часть весенних и летних каникул. Особенно в начале ХХ века стали популярными школьные экскурсии по России. Московские учебные заведения договаривались с сельскими школами, чтобы детей пустили на ночёвку в пустующие летом помещения. В свою очередь московские школы становились приютом для провинциальных школьных экскурсионных групп.

В 1912 году в 312 городских начальных училищах работали около двух тысяч учителей и учительниц. Ежегодно им выплачивалась совокупная зарплата в 1,5 миллиона рублей. Работать в начальную школу после сдачи специального экзамена на звание учительницы (что было прописано в законе 1872 года) обычно шли выпускницы московских гимназий (около 50 процентов), московских Николаевского, Екатерининского, Александровского, Павловского и Елизаветинского институтов (20 процентов), провинциальных средних учебных заведений, Филаретовского епархиального училища, учительской семинарии, а иногда и девушки, сдавшие экзамен на звание домашней учительницы.

Престиж учительской профессии к концу XIX века сильно повысился. Об этом говорит тот факт, что в 1907 году, по свидетельству газеты «Голос Москвы», в городскую управу поступило до 1500 прошений от желающих получить место городских учительниц на 15 свободных вакансий.



На уроке арифметики в третьем классе средней школы № 95 города Москвы. Автор А. Фотиев. 1978 год. Главархив



Суслики, поршни и колбы

В начале ХХ века в Москве было уже 10 государственных и 15 частных мужских гимназий и семь государственных и 40 частных женских гимназий, в которых трудились более двух тысяч преподавателей.

Среди реальных училищ, особенно столичных, были школы очень высокого уровня, дававшие прекрасную подготовку. Одним из лучших стало Московское реальное училище святого Михаила в Лефортове. Его директор, действительный статский советник Георгий Иванович фон Ковальциг, собрал в училище первоклассных педагогов. Русский язык здесь преподавали известные филологи — председатель Общества любителей русской словесности Алексей Евгеньевич Грузинский, занимавшийся разработкой методики преподавания русского языка и литературы. Среди учителей также были филолог и детский писатель Алексей Сливицкий и Иона Вертоградский.

Уже сама обстановка училища, размещавшегося в старинном особняке, производила на новичка чарующее впечатление, остававшееся обычно на всю жизнь. Известный русский философ Фёдор Степун так описывал своё первое посещение учебного заведения: «Мы входим в очень странную комнату. Среди античных ваз, лиственных орнаментов и геометрических тел молчат на полках и под самым потолком Зевс, Афина Паллада, Гомер и Аполлон. У подножия гипсового Олимпа — отрёпанные чучела тетеревов, ястребов, белок, сусликов и всякой иной твари. На столах — физические приборы и электрические машины: поршни и колбы, синие и матовые стёкла. На стенах и даже на дверях — карты».

Дружественную творческую обстановку учителя создавали и в других московских школах, в частности в Поливановской гимназии на Пречистенке, где работали преподаватели — авторы школьных учебников. Выпускник гимназии писатель Андрей Белый тепло писал о своих учителях, говоря, что они общались с учениками «от сердца к сердцу». Они строго требовали выучивать наизусть огромные куски литературных произведений, математических формул, но при этом прививали «человечность, культурность, понимание глубины мировой научной и художественной культуры».

Материалы предоставлены Главным архивным управлением города Москвы.


Tags: история, образование, учителя, школы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments